Византийская держава. История и культура государства ромеев
ВИЗАНТИЙСКАЯ ДЕРЖАВА
История. Религия. Философия. Литература
 

ВИЗАНТИЙСКАЯ ДЕРЖАВА » Общеисторический форум » Византийская изобразительная традиция и иконография » Рождество Христово [Страниц (6): « 1 [2] 3 4 5 » последняя страница ]

| Новая тема | Ответить | | Поиск в теме |
| Версия для печати |
Марина


Проэдр


Уже в 6-7 вв. иконография Рождества обогащается: помимо волхвов с дарами, появляются и пастухи, и ангелы, а Сама Молодая Мать с Новорожденным Богомладенцем оказывается в темной пещере – все точно так, как описывается в Евангелиях от Матфея и Луки с дополнительными подробностями, позаимствованными из апокрифических Евангелий. Но и сцена поклонения волхвов не уходит из иконографии – она изображается на общей композиции праздника Рождества, или же изображается отдельно – рядом.

Первыми примерами такого совмещения рассказов о Рождестве Матфея и Луки являются изображения на евлогиях – благословениях (или, как бы мы теперь сказали, сувенирах), привезенных паломниками из Святой Земли. Такими евлогиями могли быть небольшие иконки в виде медальонов или же круглые плоские сосудики вроде фляжек из серебра или свинца – так называемые ампулы – для хранения елея из лампад с гробов св. мучеников и других святых мест, в том числе из базилики, построенной на месте пещеры Рождества Христова. Несколько таких флаконов со священными изображениями, по преданию, были подарены папой Григорием I (ум. в 605 г.) лонгобардской королеве Теодолинде и ныне хранятся в ризнице собора города Монцы близ Милана. Большинство ампул украшены с обеих сторон только одним изображением, и лишь на одной особенно большой ампуле в семи кругах представлено семь разных сюжетов. Предполагается, что некоторые из штампованных изображений на ампулах воспроизводят мозаики на стенах храмов Святой Земли – к сожалению, не сохранившиеся. Тем не менее, некоторое представление о них эти изображения дают.



На первой ампуле Богородица восседает на престоле, три волхва по правую руку от Нее подносят дары, а три пастуха по левую – указывают на звезду. Изображение звезды на обеих ампулах очень интересное – она представляет собою восьмиконечный крест в круге или же колесо, которое на первой ампуле несут два ангела. Обращают на себя внимание маленькие кружочки в местах пересечения лучей звезды с кругом. Неужели это древнейший индоевропейский символ – схема движения солнца по годовому кругу? Тогда это намек на то, что изображенное на ампуле событие – Рождество Христово – происходит в день зимнего солнцестояния – в самую длинную, самую темную ночь в году. Отсюда понятна и символика пещеры – земных недр, самой нижней точки мироздания, откуда должен воссиять свет новорожденного Солнца Правды в день зимнего солнцеворота. И на второй ампуле действие происходит уже не в доме (по Матфею), а в пещере (по Луке), а волхвы и пастухи подступают к Богородице с Младенцем с двух сторон. Здесь же и ангелы – выглядывают из-за горки. И горка эта здесь тоже не случайна. Гора – символ не только противоположной точки годового круга – летнего солнцестояния, но также и центра мироздания. Так же на горе будет распят Сын Божий, и так же в пещере под горой Он будет погребен – Мать-Земля снова примет Его в свои недра, чтобы Он вышел оттуда Воскресшим. А пока что Новорожденный Младенец сидит на коленях у Богородицы, Которая Сама есть воплощенный образ Великой Матери («Земле Благая, благословенная Богородице, Клас прозябшая неоранный и спасительный миру…»), и принимает подарки. Что ж, где Христос – там и центр мироздания, это понятно.



(Отредактировано автором: 09 Января, 2012 - 02:45:52)

Всего записей: 713 : Дата рег-ции: Нояб. 2010 : Отправлено: 09 Января, 2012 - 02:41:28
Марина


Проэдр


Рассмотрим теперь третью ампулу, где есть изображение сцены Рождества. Эта ампула – самая большая и единственная, где представлена не одна сцена из Нового Завета, но целых семь. Рождество – в центральном круге.



Здесь мы видим черты и характерные для дальнейшей иконографии, и уникальные. К числу первых относится изображение Богородицы, не сидящей на престоле, но полулежащей, как бы отдыхающей после родов. Характерная деталь: Мария спеленала Младенца, положила в ясли – они здесь имеют форму полумесяца – и лежит, отвернувшись от Младенца, глядя невидящим взором в пустоту, пребывает в состоянии созерцания, безмолвной молитвы. Иосиф рядом с Нею смотрит вверх – на Младенца и склонившихся над Ним животных, а также на звезду. Звезда здесь обычная, с острыми кончиками. Но годовые круги присутствуют и здесь – по краям ампулы между кругами со священными изображениями. Это шестилучевый вариант годового круга – без горизонтальной перекладины, обозначающей линию равноденствий, но с точками восхода и захода солнца в дни зимнего и летнего солнцестояния. Шесть кружочков с точками – общепринятым символом солнца как всевидящего ока Божиего (радужка со зрачком в центре) – также составляет шестилучевую звезду или годовой круг (только здесь уже расположение осей иное – горизонтальная ось равноденствий и косые лучи с точками восхода и захода солнца). И такую же звезду составляют шесть кругов со священными изображениями, причем, круг с изображением Рождества является центром всей композиции. Так же – в форме шестилучевой звезды – изображался крест в период раннего христианства, до Константина. Такой крест обозначает трехмерное пространство – вертикальная ось соединяет небо с преисподней, а две горизонтальные перекладины – это четыре направления Земли. Такой крест возвышается над куполом храма Рождества в Вифлееме, а также повсеместно на православном Востоке. И еще одна интересная деталь на этой маленькой иконке: дверная решетка, закрывавшая вход в крипту – бывшую пещеру, где родился Христос поставленная уже в христианское время. Это удивительное совмещение изображений священных событий с реалиями современности (времени создания данного произведения, разумеется) характерно для христианского искусства. Здесь же, под кругом с иконой Рождества – круг с изображением Воскресения Христова, вернее, явления ангела женам-мироносицам на Гробе Христовом; и Гроб изображен не как пещера, где был погребен Христос, но как храм-ротонда, построенный Константином на месте этой пещеры (как известно, от нее сейчас осталась только кувуклия в центре храма Гроба Господня, построенного крестоносцами в 12 веке).



(Отредактировано автором: 09 Января, 2012 - 11:53:54)

Всего записей: 713 : Дата рег-ции: Нояб. 2010 : Отправлено: 09 Января, 2012 - 11:44:06
Марина


Проэдр


Посмотрим теперь на прорисовку изображений на ампуле – так они лучше видны, чем на фотографии.



Изображения в кругах расположены в определенном порядке. Начало – в центре. И далее события разворачиваются по спирали – от Рождества к Крещению и далее через Благовещение, Вознесение, встречу Марии и Елизаветы, Распятие и Воскресение. Как видим, сюжеты расположены не по порядку следования в земной жизни Спасителя, но по ходу годового круга богослужений. И не случайно некоторые церковные праздники совпадают со значимыми точками на этом годовом круге-колесе: Рождество – с зимним солнцеворотом, Благовещение и Пасха – с весенним равноденствием (древний праздник индоевропейских народов Навруз – Новый Свет или Новая Русь), Вознесение и Пятидесятница приближаются к летнему равноденствию, Рождество Богородицы – начало церковного года – день осеннего равноденствия. Рождество и Воскресение – праздники типологически сходные (недаром Рождество называют зимней Пасхой!), на этой ампуле художник поменял местами. Что ж, он имел на это право. В целом маленькая фляжка для освященного елея – памятный сувенир из Святой Земли – получилась настолько символически насыщенной, что приходится только удивляться и – восхищаться.

И чтобы нам закончить разговор о символике годового круга в связи с праздником Рождества (и чтобы ни у кого не осталось сомнений по поводу вышесказанного), приведу фреску из церкви св. Николая в Какопетрии (Кипр).



Здесь присутствуют все характерные атрибуты иконографии Рождества, однако о них мы поговорим чуть позднее. На этой фреске интересно изображение фигуры Богородицы – Она здесь кормит Младенца грудью, т.е. представляет икону Млекопитательницы, довольно редкую в византийской иконографии, а в композиции Рождества вообще уникальную. Но самое интересное здесь – рисунок на пеленах Богомладенца.



Этот рисунок настолько часто встречается на одежде (и не только) различных персонажей на стенах византийских храмов, что уже как бы «замылил» глаза, и на него обычно не обращают внимания. Причиной тому – обычное явление: сакральный символ со временем превращается в обычный узор и его начинают помещать где попало. К, счастью, однако, не всегда. Все-таки, похоже, художники помнили о первоначальном смысле этой фигуры. Это – тот самый годовой круг с изображением точек солнцестояния и равноденствия, о котором мы говорили ранее. Основной вариант этого символа – древнейший, еще с первобытных времен известный крест в круге. И это, конечно, не просто языческий символ, получивший в христианстве новую жизнь и новое осмысление, но осколок знания, которое вынесли Адам и Ева из Рая и передали своим потомкам как нечто очень важное.

На рельефе из новиградского лапидария (Новиград, Истрия) два солнышка (круглые свастики) поворачивают, а два (цветы) – стоят на месте, как бы состоянии равновесия. В данном случае резчик поместил их не на точки пересечения креста с кольцом, а в сектора-четвертинки. И рядом – два изображения Древа Жизни, похожие на ели.



Довольно часто точки соприкосновения осей креста с кругом обозначались не точками, а петельками, причем, если на вверху и внизу эти петельки вполне оправданы, т.к. солнце во время своего зимнего и летнего «стояния», как бы колеблясь, куда повернуть – вперед или назад – действительно описывает петлю, то в точках равноденствия эти петельки добавлены явно для симметрии, чтобы образовалась вот такая идеальная фигура:

Узор на полу в храме Сан Аполлинаре ин Классе, Равенна, 5 в.



В средневековье эти петельки стали изображать размером с самый круг:

Рим, пол в оратории св. Сильвестра, храм Четырех Увенчанных (12-13 вв.).



Довольно часто такие фигуры образуют цепочки – как череда лет земной истории – или сплошной ковер с более глубоким символическим смыслом.

Пореч, мозаичный пол базилики св. Евфразия: слева линия сплетенных между собой годовых кругов.




(Отредактировано автором: 09 Января, 2012 - 16:27:28)

Всего записей: 713 : Дата рег-ции: Нояб. 2010 : Отправлено: 09 Января, 2012 - 14:15:43
Марина


Проэдр


А вот гораздо более поздняя мозаика (12 в.) в базилике Монреале в Палермо:



годовые круги соединены между собой горизонтально и образуют целый фриз на самом верху – то есть там, где небо (небеса материальное и духовное по средневековым представлениям находятся примерно в одном месте, хотя на самом деле это не совсем так). В каждом круге по ангелу, причем, все они разные. Похоже, ангелы отвечают не только за каждого человека и за явления природы и направления Земли, но также и за каждый год. Опять же, по древним представлениям, Бог сотворил время в самом начале, вместе с ангелами, причем, время линейное. Мне кажется, это не совсем так: линейное время возникло вместе с грехопадением человека, так что этот горизонтальный фриз должен начинаться именно с этой картинки – с изгнания из Рая. Однако, в Монреале он начинается от стены, т.е. с самого начала композиции сотворения мира.

И опять повторю: символ годового круга настолько часто встречается в христианском искусстве и Востока, и Запада, что о первоначальном ее смысле давно забыли. Но тот факт, что в центре этого круга, в той таинственной точке, откуда выходит каждый новый год новорожденное Солнце Правды, находится престол Божий и Рай небесный, где пребывают ангелы и святые, все-таки присутствовал в памяти – или подсознании? – средневековых христиан.


(Отредактировано автором: 09 Января, 2012 - 18:24:58)

Всего записей: 713 : Дата рег-ции: Нояб. 2010 : Отправлено: 09 Января, 2012 - 16:26:53
Марина


Проэдр


Вот пример вообще удивительного первобытного космологического мировоззрения: иконы святых в круглой рамке в храме монастыря Неа Мони – вот, например, икона преподобного (т.е. уподобившегося Самому Христу) Феодора Студита – где петельками отмечены только вертикальные точки - верхняя и нижняя - точки солнцеворотов, т.е. те, где и должны быть петельки:



В любом случае получается, что изображение годовых кругов на пеленах Новорожденного Иисуса – Солнца Правды – более чем уместно. Так же, как на Его рубашечке:



Икона Богородицы с Младенцем с такими же маленькими годовыми кругами. (К сожалению, не знаю, откуда эта икона и какого века. Может быть, кто-нибудь подскажет? По низу плата Богородицы идет надпись на греческом, так что икона византийская, не русская).


(Отредактировано автором: 09 Января, 2012 - 20:15:56)

Всего записей: 713 : Дата рег-ции: Нояб. 2010 : Отправлено: 09 Января, 2012 - 20:11:26
Марина


Проэдр


И вот еще интересный пример – икона (кажется, фресковая) из церкви Панагии Мавриотиссы в Кастории 13 в. (к сожалению, фотография очень плохого качества, но другой у меня, увы, нет; если есть у кого получше - поделитесь, пожалуйста!). Годовые круги с точками в центре на нимбе Богородицы (здесь они выглядят, скорее, как ромбы, что вполне логично).





(Отредактировано автором: 09 Января, 2012 - 22:37:18)

Всего записей: 713 : Дата рег-ции: Нояб. 2010 : Отправлено: 09 Января, 2012 - 22:31:15
Марина


Проэдр


И, наконец, последний пример, который я никак не могу пропустить, – брошь (или фибула) на груди Софии-Премудрости в Грачанице. И здесь годовой круг не случаен, ибо это колесо времени – рота – и есть символ Премудрости Творца и основного закона мироздания, закона круговращения всего тварного мира вокруг центральной точки – Неподвижного Движителя. (Я уже, помнится, выкладывала фотографии Христа Вседержителя в куполах в церкви св. Пантелеймона в Нерези с символическим круговым движением вокруг основной иконы; то же самое – в храме в Арте и, мне кажется, во многих других местах – просто мало что от того времени сохранилось).



Можно здесь со мной соглашаться или нет, но я глубоко убеждена, что в сакральном искусстве нет ничего случайного, и каждый символ несет свою смысловую нагрузку, хочет нам что-то сказать. А наше дело – вникнуть и понять (или не понять).

Не буду более останавливаться на этой теме, но если читателю не лень заглянуть в очерк об иконографии Успения и Рождества Богородицы, то там он найдет эти же фигуры (с небольшими вариантами) на покрывалах Усопшей Марии или же только что родившей Анны, на полотенцах в церкви Спаса на Нередице и не только – вообще в православных храмах принято по низу помещать изображения белых полотенец с как бы вышитыми символическими узорами, в том числе и кругами.
Вообще это тема очень интересная и, может быть, стоит посвятить ей отдельное сообщение, но сейчас мы ее больше обсуждать не будем, чтобы не отвлекаться более от основной нашей темы – иконографии Рождества.

А эта тема вообще неисчерпаема, и изображений Рождества Христова сохранилось великое множество – и фресок, и мозаик, и икон на дереве, и пластинок из слоновой кости, и вышитых. Постараюсь остановиться только на самых интересных.

Следующие изображения Рождества появляются только в послеиконоборческий период, даже позднее – в 10-11 вв. Между ними и ампулами Монцы, где уже намечены все линии дальнейшего развития иконографии, провал в несколько сотен лет. Трудно поверить, что за это время ничего не было. Скорее всего, в иконоборческом безумии просто трудно было чему-то уцелеть, разве что книжным миниатюрам, создававшимся в тиши монастырский келий.

И, тем не менее, каким-то чудом один памятник так называемого монументального искусства сохранился.

В 1944 году в местечке Кастельсеприо недалеко от Милана в небольшом здании, которое использовалось в качестве сарая, под слоем позднейшей штукатурки были обнаружены древние фрески. (Судя по дате, похоже, что штукатурка начала отваливаться в результате американской бомбежки). Когда штукатурку окончательно очистили, перед глазами изумленных исследователей предстали потрясающей красоты и силы фрески. Неприметный сарай оказался древней церковью Санта Мария. В результате раскопок были найдены даже остатки полукружия апсиды. Искусствоведы до сих пор не могут точно датировать фрески: одни относят их к 7 и даже 6 веку, другие – к 9-10 векам, т.е. к послеиконоборческому периоду. Некоторые, однако, считают – и я склонна согласиться именно с ними – что этот уникальный памятник принадлежит именно иконоборческому периоду, когда византийские художники под страхом смерти массово покидали Грецию и ехали искать работу в основном в Италию. Здесь и оставил по себе память неизвестный византийский художник.

По счастливой случайности сохранились фрески именно рождественского цикла. Все сцены пронизаны какой-то необычайной лиричностью, даже трепетностью. Кажется, все погружено в покой, и в то же время ощущается какое-то движение, некое веяние тихого теплого ветра. Далеко не на каждой иконе Рождества ощущается эта двойная подкладка – стоящее за изображенными на стене земными событиями сакральное действо. А здесь даже на черно-белой фотографии ощущается торжественность, значимость события, которое повлияет на судьбы мира на много тысяч лет вперед, и чувствуется таинственность, необычайность этой ночи.

Как мы уже отметили, начиная с 5-6 веков появилась традиция не только совмещать на иконах события, описанные в Евангелиях от Матфея и Луки, но также и добавлять отдельные детали, почерпнутые из апокрифических Евангелий. Так же делает и художник, работавший в Кастельсеприо. Кроме того, он не ограничивается одним изображением, но дает более развернутый рассказ, размещает события частично в хронологическом порядке.



Само событие Рождества предваряет сцена путешествия: в верхнем ряду мы видим, как в сопровождении Иосифа Мария на ослике направляется в Вифлеем – по Евангелию от Луки. Впереди идет старший сын Иосифа – к сожалению, от его фигуры осталась только одна нога.



(Добавление)
Своим красно-коричневым колоритом эта сцена напоминает фрески Феофана Грека в Новгороде, но по настроению – полная противоположность. В этом смысле они больше напоминают фрески Дионисия в Ферапонтовом монастыре. Неспешное движение, тихая беседа, добрые, теплые отношения между персонажами. И какая-то неуловимая тонкость, трогательность.

Внизу, казалось бы, традиционное изображение Рождества. Но не совсем.



(Добавление)
Каменный навес закрывает Мать и Дитя сверху и по бокам – гора как будто приняла Их, таких беспомощных, в свои объятия. Такое впечатление, что Оба они находятся как бы в непроницаемом коконе или в яйце. Только что произошло то, чего никто из посторонних видеть не должен, – таинство воплощения Сына Божия на Земле. Вот Он, крошечный Младенец, позади Матери, лежит в яслях, как кукла в коробке, – похоже, спит. Отдыхает и молодая Мать. И вот необъяснимое ощущение: несмотря на то, что фигура Богородицы – центральная во всей композиции – выглядит довольно монументально и размерами превосходит все остальные фигуры, она совсем их не подавляет, и мы чувствуем усталость Марии, Ее человеческую слабость и хрупкость, даже растерянность. Кажется, Она еще не совсем поняла, что теперь Она – Богородица. Мария полулежит, опираясь на локоть – тонкая девичья рука, совсем детское удивленное лицо: что хочет от Нее эта женщина, которая тянет к Ней свою руку? кто она такая и вообще как она сюда попала?

Мы сейчас редко читаем апокрифические Евангелия, а вот в средние века это благочестивое чтение пользовалось у христианских читателей огромной популярностью. В «Протоевангелии Иакова» и в «Книге о рождестве блаженнейшей Марии и детстве Спасителя» говорится о том, что Иосиф, не найдя места для ночлега, оставил Марию со своим старшим сыном (Иаковом) в первой попавшейся пещере и пошел искать «знающую» женщину, которая могла бы помочь Роженице. По случайности – а, скорее всего, промыслительно (в самом деле – откуда могла взяться «знающая» женщина в поздний час в пустынном месте?) встретил сначала одну женщину, потом другую. Но когда они пришли на место, Мария уже родила – таинство воплощения Сына Божия произошло вдали от посторонних глаз, Богородица обошлась без повитух. Иосиф – видно, от избытка чувств – поведал обеим женщинам, что Мария и зачала бессменно и, родив, осталась Девой. Гелома сразу уверовала и поняла, что Новорожденный – будущий Спаситель-Мессия, которого давно ожидают в еврейском народе, и восславила Бога; Саломея же, очевидно, основываясь на профессиональном опыте, поверить в такое чудо наотрез отказалась и пожелала удостовериться, коснувшись Роженицы – и сразу почувствовала боль в руке. Рука оказалась парализованной (как говорится в тексте, «усохшей»). Однако, по внушению от ангела, она протянула руку к Младенцу и сразу исцелилась. И тоже восславила Бога.



(Отредактировано автором: 10 Января, 2012 - 04:22:14)

Всего записей: 713 : Дата рег-ции: Нояб. 2010 : Отправлено: 10 Января, 2012 - 04:14:29
| Версия для печати |
| Новая тема | Ответить | | Поиск в теме |

ВИЗАНТИЙСКАЯ ДЕРЖАВА » Общеисторический форум » Византийская изобразительная традиция и иконография » Рождество Христово [Страниц (6): « 1 [2] 3 4 5 » последняя страница ]


Основано на ExBB 1.9
Для оформления форума переработана оболочка v1.5a2, изготовленная by Daemon.XP

[ Время исполнения скрипта: 0.0244 ]   [ Gzip выкл. ]