Византийская держава. История и культура государства ромеев
ВИЗАНТИЙСКАЯ ДЕРЖАВА
История. Религия. Философия. Литература
 

ВИЗАНТИЙСКАЯ ДЕРЖАВА » Общеисторический форум » Византийская изобразительная традиция и иконография » Рождество Богоматери:­ иконография, символика,­ памятники [Страниц (6): « 1 [2] 3 4 5 » последняя страница ]

| Новая тема | Ответить | | Поиск в теме |
| Версия для печати |
Марина


Проэдр


Чем занялась Ева тотчас после изгнания из Рая? Это показывает нам мозаика из базилики Монреале в Палермо: Адам – возделыванием земли, как ему и было заповедано, а Ева – правильно, прядением – не век же в шкурах ходить.



Вот фотография получше, но, к сожалению, обрезанная (без Адама).



Очень хороша видно веретено и красная нить - как у Марии - Новой Евы - в сценах Благовещения.

Не случайно ткань вообще присутствует в византийской иконографии в большом количестве – как некая основа, носитель логосов, например, вышитые полотенца по низу церковных стен или покровы ложа Богоматери, покровы на Ее престоле, когда Она изображена в конхе апсиды как Всецарица, покровы на алтарном престоле, наконец, и, конечно же – практически на каждом сакральном изображении – протянутая через все небо алая ткань, подобно алтарной завесе, отделяющая наш мир от мира иного, не говоря уже о Богоматери с платом в руках, который увидел св. Андрей на воздусех. Может быть, и здесь, на иконах Рождества Богородицы, имеется в виду будущая судьба Марии и Ее великая миссия – соединить землю и небо незримыми нитями-лучами божественных энергий, стать лествицей, мостом между ними.

И, наконец, на этой фреске – снова одна из «служанок» в домике отодвигает занавес – приоткрывает тайну – тайну Рождества Богородицы.

Впрочем, на некоторых других изображениях этого праздника в «домике», вернее, за дверью комнаты, где совершается священнодействие рождения Девы в земной мир, стоит отец – волнуется, как всегда волнуются отцы в этот ответственный момент. Таков, например, Иоаким на фреске храма афонского монастыря Дионисиад.



А какой замечательный Иоаким на мозаике из Хоры!



Еще раз – покрупнее, чтобы видно было лицо. Такого выразительного отца нет, пожалуй, больше нигде. С какой надеждой Иоаким подглядывает из-за двери, не верит своему счастью – скорее хочет взять на руки дочь! Но не смеет войти – пока что здесь делами занимаются женщины и – ангелы.



(Отредактировано автором: 18 Сентября, 2011 - 19:20:36)

Всего записей: 713 : Дата рег-ции: Нояб. 2010 : Отправлено: 18 Сентября, 2011 - 19:11:29
Марина


Проэдр


И вот, наконец, Малютка на руках у отца и матери:



Просто удивительные, человечные и трогательные сцены семейного счастья.

Маленькая Мария на руках у родителей. Фреска в церкви Троицы монастыря Сопочаны:



Жаль, что здесь не сохранилось изображения Иоакима. Зато новорожденная Мария не лежит, а сразу сидит в колыбельке:



Иоаким и Анна в монастыре Дионисиад как будто не могут поделить ребенка – тянут каждый к себе.



И опять сзади, за спиной Анны стоит то ли служанка, то ли ангел – хранит Младенца Марию, так же, как и при первых шагах Ее.



Церковь Богородицы Перивлепты. Первые шаги Марии.



(Отредактировано автором: 18 Сентября, 2011 - 22:59:50)

Всего записей: 713 : Дата рег-ции: Нояб. 2010 : Отправлено: 18 Сентября, 2011 - 22:50:07
Марина


Проэдр


Апокрифическое протоевангелие уделяет этим первым шагам Марии особое внимание:
«И укреплялся Младенец ее с каждым днем. Когда исполнилось Ей шесть месяцев, мать поставила Ее на землю, чтобы видеть, может ли стоять. И сделала она семь шагов, и возвратилась в объятия матери своей. И сказала Анна: “Жив Господь Бог мой, ты не будешь ходить по земле, доколе я не принесу Тебя в храм Господень”. И она освятила ложе свое, и все скверное она отдаляла от себя ради Ее. И она призвала непорочных девиц иудейских, и они ходили за ребенком».

Вот одна из таких непорочных девиц-ангелов как бы поддерживает Марию сзади – не упала бы. Эта мозаика, пожалуй, самое изумительное изображение на сюжет «первые шаги Марии».



На природу ангельскую этой девицы намекает и алая шаль-покрывало, раздутая, как парус на ветру, подобно покрывалам античных богинь. Но ведь и эта алая ткань знаменует собою ткань небесную (заметим, кстати, что девица – в небесно-голубом хитоне).



И если у богини (или «персонификации», если угодно) Ночи (так наз. «Парижская псалтырь», 10в.) она синяя, то у Ангела Зари, служительницы восходящей Звезды Утренней, естественно – розовато-красная.



(Отредактировано автором: 19 Сентября, 2011 - 04:49:08)

Всего записей: 713 : Дата рег-ции: Нояб. 2010 : Отправлено: 19 Сентября, 2011 - 04:45:20
Марина


Проэдр


Но подумаем: не сама ли София-Премудрость или, по крайней мере, одна из Ее служительниц – та, что справа, направляет первые шаги Богородицы по земле?



Премудрость созда себе храм, Грачаница.


(Отредактировано автором: 19 Сентября, 2011 - 17:28:59)

Всего записей: 713 : Дата рег-ции: Нояб. 2010 : Отправлено: 19 Сентября, 2011 - 16:34:22
Марина


Проэдр


Итак, Младенец Мария не ступит на землю, пока не получит благословение Божия – через служителей Иерусалимского храма. И вот счастливый отец несет Дочку на благословение старцам. И опять над ними, как в сцене встречи у Золотоых ворот, – символ Царства Божия; здесь он сине-красный, со всех сторон окруженный первозданными водами небесный круг-шатер с крестом-ромбом посредине –– огонь и вода, земля и воздух, символ мужского и женского – не только на падшей земле, но во всем мироздании.



С рождением в земной мир Богородицы Марии начинают приоткрываться небесные врата, и скоро, скоро уже весь народ церковный запоет «Христос рождается, славите, Христос с небес, срящите» – в праздник Введения Богородицы во храм.

На этом можно было бы закончить разговор об иконографии праздника Рождества Богородицы. Но, как обычно, под конец мне хотелось бы поговорить о чем-то особенно необычном, из ряда вон выходящем. В данном случае это фреска из церкви Святых Апостолов в Фессалониках.



Фреска поистине необычна и, я бы даже сказала, загадочна. Центральное место здесь занимает роженица – Анна. Она в зеленом покрывале. Заметим, что это цвет зеленых растений, цвет жизни и надежды. Не забудем также, что и Софию-Премудрость принято было изображать в зеленом платье. Вообще фрески в этом храме отличаются «лица необщим выраженьем».

Какой трогательный Младенец будет сейчас купаться! Малышка испуганно смотрит, как Ей готовят воду для омовения, и поджимает ручки – именно так, как делают новорожденные дети – или как будто замерзла, появившись в земной мир из теплой материнской утробы.





(Отредактировано автором: 19 Сентября, 2011 - 21:12:14)

Всего записей: 713 : Дата рег-ции: Нояб. 2010 : Отправлено: 19 Сентября, 2011 - 21:05:41
Марина


Проэдр


А с левой стороны некая женщина в голубом покрывале (кто?) подносит уже запеленутого Младенца Марию некоему старцу в головном уборе иерусалимского священника – кому?





(Отредактировано автором: 20 Сентября, 2011 - 00:52:48)

Всего записей: 713 : Дата рег-ции: Нояб. 2010 : Отправлено: 20 Сентября, 2011 - 00:50:01
Марина


Проэдр


Это не Иоаким, несущий Марию на благословение, т.к. в этом храме есть другая фреска (из двух частей; заметим, кстати, как удачно в пространстве храма расположена композиция):



Что же это за таинственные персонажи? Кто-нибудь знает?



(Отредактировано автором: 20 Сентября, 2011 - 04:04:27)

Всего записей: 713 : Дата рег-ции: Нояб. 2010 : Отправлено: 20 Сентября, 2011 - 03:57:41
Марина


Проэдр


И еще одно интересное сопоставление. Иногда на стенах православных храмов изображают святое семейство – Иоакима и Анну с Младенцем Марией. Вот две великолепные фрески:

1.Из церкви св. Георгия в Курбиново:



Здесь художник подчеркивает чудо рождения Младенца у престарелых родителей – Анна даже кормит Марию грудью.

2. Из церкви Иоакима и Анны (Кралевой) в Студенице.



Здесь Анна молода и прекрасна, как ее юная Дочь Мария с Богомладенцем.

Если автор первой фрески изображает родителей Богородицы такими, как их описывает протоевангелие, то есть, каковыми они были в земной жизни на момент рождения Дочери, то автор второй – такими, каковы они в Царстве Божием. Оба варианта равноценны.

В этих изображениях всплывает также древний архетип Матери и Дочери (Деметра-Персефона, Лада-Леля, Лето-Артемида и т.д.).

Прикреплена картинка:
att-4e787c65e17f6____.jpg


(Отредактировано автором: 20 Сентября, 2011 - 15:45:33)

Всего записей: 713 : Дата рег-ции: Нояб. 2010 : Отправлено: 20 Сентября, 2011 - 15:38:43
Марина


Проэдр


И вот, под конец, интереснейшая фреска из церкви Сан Фиделе в Комо (Италия, 12 в.). Мария с Богомладенцем на коленях своей матери Анны (которую здесь можно понять и как Софию, так как Анны уже давно не было в живых, когда Мария родила Иисуса) – как матрешки одна в другой.



Символический смысл этого изображения мы здесь обсуждать не будем – он очевиден. И необычную Троицу справа я отрезать не стала, хотя у нас такой вариант уже встречался – в византийской рукописи 12 века (здесь, как мне кажется, скорее, византийское влияние, а не наоборот). И хотя эта фреска выходит за рамки собственно византийского искусства и создана уже после официального отпадения Римской церкви от вселенского Православия, все же я решила ее показать – она того стоит.



(Отредактировано автором: 20 Сентября, 2011 - 20:23:43)

Всего записей: 713 : Дата рег-ции: Нояб. 2010 : Отправлено: 20 Сентября, 2011 - 20:22:54
Марина


Проэдр


Строго говоря, иконография праздника Покрова Византии не принадлежит – это чисто русское изобретение. Но, как мне кажется, мы можем рассматривать ее в общем контексте византийского искусства, как и всю русскую иконопись вообще, поскольку она не самостоятельна изначально, привнесена на русскую почву именно из Ромейской империи и развивалась в общем византийском русле, хотя и приобрела (и то не сразу, а через несколько веков) некоторые свои особенности. Одной из этих особенностей и является иконография праздника Покрова Богородицы, о которой мы сегодня поговорим.

Однако, когда мы начинаем разбираться со всем тем, что относится к устанвлению праздника Покрова, мы вступаем в область исключительно преданий – никаких четких фактов нет. В основу праздника положено предание о явлении Божией Матери в Константинополе в 910 году, во Влахернском храме, где хранилась риза Богоматери, Ее головной покров (мафорий) и часть пояса, перенесенные из Палестины в V веке. Это, так сказать, версия официальная. Однако, автор Жития Андрея Юродивого иерей Софийского собора Никифор, относит время жизни сего святого к 5 веку – ко временам «христолюбивого царя Льва Великого» (Первого) и прп. Даниила Столпника († 493). И тут же утверждает, что был лично знаком со святым и даже с ними беседовал. На этом основании исследователи относят время жизни Андрея Юродивого к 10 веку – времени правления Императора Льва VI (886-912), а иные (в том числе известный автор книг о юродстве как явлении вообще С.Иванов) и вовсе считают, что это Житие – чисто литературное произведение и такой святой никогда не существовал, а факты его биографии позаимствованы из житий других Христа ради Юродивых – Симеона Эмесского, Василия Нового и др. Мы не будем впадать в такую крайность и допустим все же, что официальная версия верна, и явление Божией Матери преподобному Андрею и ученику его Епифанию произошло в 910 году во Влахернском храме, куда собрался народ на усердную молитву Заступнице по поводу нападения на Город сарацин (заметим, однако, что в Житии об этом нет ни слова). Но все же странно, что, несмотря на широкое хождение Жития Андрея Юродивого (до сего дня сохранилось не менее 100 рукописей на греческом языке и чуть ли не 200 – полностью или в отрывках – в переводе на славянский) и, соответственно, несмотря на широкую известность этого явления Божией Матери, Церковь Константинопольская его никак не отметила. Есть, правда, сведения, что праздник этот она установила, но потом почему-то упразднила. А установил его на Руси св. князь Андрей Боголюбский. Это произошло в 1164 году по случаю победы над волжскими булгарами. Именно тогда по повелению князя Андрея и был построен первый храм в честь этого праздника – чудом дошедший до наших дней знаменитый Покров на Нерли.

Очевидно, тогда же была написана и первая икона этого праздника – в качестве храмового образа. Однако, она не сохранилась, и самые ранние из сохранившихся икон, которые мы сейчас имеем, относятся только к 14 веку. Впрочем, есть сведения о том, что в том же веке русский паломник в Константинополе дьяк Александр видел в церкви икону молящейся за мир Пресвятой Богородицы, написанную так, как Ее созерцал святой Андрей. Но где тогда хоть одна византийская икона этого праздника – список с этой иконы, или хотя бы икона явления Божией Матери св. Андрею? На Руси же таких икон великое множество, причем, при общей схеме, довольно разнообразных. Об этом мы сейчас и поговорим.

Но сначала есть смысл прочитать отрывок из самого Жития Андрея Юродивого, относящийся к данной теме. Событие это произошло уже ближе к концу жизни святого и, соответственно, располагается ближе к концу текста. Вот он.

Когда совершалось всенощное бдение в святой гробнице, находящейся во Влахернах, отправился туда и блаженный Андрей, творя то, что было у него в обычае [то есть, всяческие безобразия, вызывавшие осуждение и ругань бывших свидетелями оных обывателей Царствующего Града]. Был там также Епифаний [ученик и духовный сын преподобного, один из немногих, узревших святого под маской юродства] и один из его слуг вместе с ним. А поскольку он обычно стоял, сколько его рвение давало сил, иногда до полуночи, иногда до утра, уже в четвертом часу ночи [примерно 10-11 часов вечера] увидел блаженный Андрей воочию святую Богородицу, очень высокую, появившуюся со стороны Царских Ворот с грозной свитой. В ее числе были и досточтимый Предтеча, и Сын Грома [т.е. св. апостол Иоанн Богослов], держащие Богородицу под руки с обеих сторон, и многие другие святые, облаченные в белое, шествовали пред нею, а иные следовали за ней с гимнами и песнопениями духовными. И вот, когда они приблизились к амвону, подошел блаженный к Епифанию и говорит: "Видишь ли ты Госпожу и Владычицу мира?" Он же ответил: "Да, отец мой духовный". И пока они смотрели, Богородица, преклонив свои колени, долго молилась, орошая слезами богоподобный и пречистый лик свой. А после молитвы она подошла к алтарю, прося за стоящих вокруг людей. И вот когда она окончила молитву, с прекрасным достоинством сняла с себя мафорий, который носила на своей беспорочной голове и который видом был как молния, и, взяв его своими пречистыми руками, – а был он велик и грозен – распростерла над всеми стоящими там людьми. И его в течение долгого времени видели дивные сии мужи распростертым над народом и излучающим славу Божью, словно янтарь. И до тех пор, пока была там Святая Богородица, был виден и он, а после того, как она удалилась, его больше не было видно, ибо она, конечно, взяла его с собой, а благодать оставила находящимся там. Епифаний увидел это через посредничество богоносного отца: ведь сам он, имея возможность видеть все это, передал ему свое видение как посредник.

По прочтении этого отрывка сразу всплывает в памяти другой тест, а именно – описание Н.Мотовиловым видения божественного света, которого он, человек в общем-то заурядный, хотя и набожный, удостоился молитвами великого святого – преподобного Серафима, который также выступил в данном случае в качестве посредника, проводника божественных энергий. Выходит, такие вещи в духовной жизни бывают, хотя и редко. Вопросы в связи с этим отрывком их Жития Андрея Юродивого возникают совсем по другим поводам.

Например: откуда появилась Матерь Божия со своей грозной свитой? Что здесь имеется в виду под термином «Царские врата» – то, что мы сейчас под ним понимаем, т.е. врата в алтаре, которыми входят только священнослужители, или входные двери в храм, обычно расположенные с западной стороны? Почему возникает этот вопрос? Потому что св. Андрей видел двигавшуюся процессию святых в белых одеждах (т.к. окутанных божественным сиянием), а от Царских врат в алтаре до амвона – всего один шаг. Или же Матерь Божия со свитой появилась из самого алтаря царскими вратами и остановилась на амвоне? Или же выражение неточно, и это было нечто вроде великого входа на литургии?

Итак, Богородица стоит на амвоне и молится Сыну Своему за народ, орошая
Свое пречистое лицо слезами. Заметим – стоит на коленях, но все равно возвышаясь над собравшимся в храме народом («очень высокая», как сказано в Житии) а не висит «на воздусех». Возможно, видение «на воздусех» (в алтаре над иконостасом?) появляется в других списках Жития, как более пространный ответ Епифания – «вижу и ужасаюсь»?

Далее, окончив молитву, Матерь Божия встает с колен, подходит к алтарю (к престолу в алтаре или все же к Царским вратам иконостаса?), снимает с Себя мафорий. И опять вопрос – что же такое мафорий, который Она носила на голове, как говорится в Житии, – только ли головной плат, отдельный от остального одеяния, или же это покрывало, полностью окутывающее всю Ее фигуру с ног до головы, как это обычно изображается на иконах? В последнем случае Она должна остаться в тунике и маленькой шапочке на голове, распростирая Свой мафорий на вытянутых вверх руках. Похоже, однако, что Она остается в обычном Своем одеянии, но снимает с Себя нечто иное – некий иной Покров, который видом был не из обычной ткани (синего или вишневого цвета, как принято изображать), но «видом был велик и грозен» и «подобен молнии». То есть, некую энергетическую оболочку, если можно так выразиться, или божественную славу, которая излучалась на всех присутствующих в храме и, надо думать, на весь город. Слава эта, которая св. Андрею по виду напомнила янтарь (а он, как «скиф», т.е. славянин, знает, как выглядит янтарь) – золотисто-желтый теплый свет. Однако сравнение «как молния» заставляет думать, что этот поток еще и сверкал, и стремительно двигался, или же плыл, или колыхался, как некая река; а если этот поток не выходил за пределы храма, то, стало быть, он двигался по кругу, как водоворот. (Впрочем, это все просто догадки – но на основании текста).

Что же мы видим на иконах Покрова? Композицию, напоминающую все это очень отдаленно, но основную мысль все же доносящую.

Рассмотрим сначала более ранние иконы, 14-16 вв.
Как правило, луковки-купола указывают на то, что действие происходит внутри храма – Влахернского в данном случае. Однако почти на всех иконах как обязательная деталь присутствует благословляющий Спас Вседержитель – Он над протянутой ангелами тканью-покровом, но внутри храма. Как это понимать? Похоже, храм здесь представляет не только конкретную Влахернскую церковь, но всю вселенную, т.е. микрокосм и макрокосм совпадают. Это было понятно средневековому зрителю, хотя не очень понятно современному, не умеющему видеть многослойность иконной символики.

Посмотрим теперь, как же художники изображают сам Покров Божией Матери. Обычно двумя путями, причем, иногда оба используются одновременно. 1) Покров-ткань у Богородицы в руках (этот вариант характерен для Ростово-Суздальских икон). На фреске Дионисия ткань белая, символизирующая нетварный свет.


Прикреплена картинка:
att-4e96c9aacced6___.jpeg


(Отредактировано автором: 14 Октября, 2011 - 04:42:36)

Всего записей: 713 : Дата рег-ции: Нояб. 2010 : Отправлено: 13 Октября, 2011 - 15:18:18
| Версия для печати |
| Новая тема | Ответить | | Поиск в теме |

ВИЗАНТИЙСКАЯ ДЕРЖАВА » Общеисторический форум » Византийская изобразительная традиция и иконография » Рождество Богоматери:­ иконография, символика,­ памятники [Страниц (6): « 1 [2] 3 4 5 » последняя страница ]


Основано на ExBB 1.9
Для оформления форума переработана оболочка v1.5a2, изготовленная by Daemon.XP

[ Время исполнения скрипта: 0.143 ]   [ Gzip выкл. ]