Византийская держава. История и культура государства ромеев
ВИЗАНТИЙСКАЯ ДЕРЖАВА
История. Религия. Философия. Литература
 

ВИЗАНТИЙСКАЯ ДЕРЖАВА » Общеисторический форум » Византийская изобразительная традиция и иконография » ОТ ВОСКРЕСЕНИЯ ДО ВОЗНЕСЕНИЯ. [Страниц (11): первая страница « 4 5 6 [7] 8 9 10 » последняя страница ]

| Новая тема | Ответить | | Поиск в теме |
| Версия для печати |
Марина


Проэдр


Затворенная дверь. Храм Богородицы Перивлепты в Охриде, нартекс (цикл ветхозаветных прообразов).



И, если считать, что Воскресение есть второе Рождение (а Рождество, соответственно, – «зимняя Пасха»), то появление Воскресшего Христа сквозь запертые двери очень показательно.

* * *

Есть здесь, однако, еще один момент. Надо вспомнить символику дверей в древности. Если дом и то, что внутри, – это некий малый космос, освященное и обжитое пространство, то то, что снаружи, – мир чужой и враждебный. Ведь до сих пор мы не здороваемся и не прощаемся через порог – голос предков! Дверь же есть граница между Явью и Навью, миром нашим, живым, и миром иным – в буквальном смысле, т. е. потусторонним. Это мир, где живут умершие и куда они уходят именно через дверь. Такие представления ведут начало из самой седой и глубокой древности. Думаю с тех пор, когда Адам и Ева очутились на враждебной и холодной Земле, в окружении диких хищников, и им нужно было от них как-то отгородиться. Кроме того, покидающая Землю душа, чтобы оказаться в райских обителях, должна пройти через семь небесных сфер – с некими таинственными воротами, сквозь которые надо проникнуть. И вот в Египте уже во времена Древнего Царства появляются гробницы, где, помимо дверей реальных, которые закладывались камнями, делались двери символические – через которые должна пройти душа покойного. Причем, двери эти – многослойные, по числу небесных сфер, которые надо преодолеть.

Ложные двери. Мастаба Кара. Плато Гиза. Древне Царство, VI династия.
Семь врат в храме Осириса Хек-Джет в Карнаке. Новое Царство.



Впрочем, представления эти свойственны были отнюдь не только египтянам, а бытовали по всему Древнему миру. (Не могу отказать себе в удовольствии представить хотя бы несколько характерных примеров).

Миры Ликийские, вырубленный в горе некрополь античных времен. Вход в каждую гробницу – через многоступенчатый, многослойный портал, который изначально, разумеется, был закрыт.



Миры. Отдельно стоящая гробница. Наверху – домик-саркофаг («домовина») с ложными дверями.



Этрусская гробница. Ложная дверь нарисована красками.





(Отредактировано автором: 08 Июня, 2016 - 21:21:30)

Всего записей: 713 : Дата рег-ции: Нояб. 2010 : Отправлено: 08 Июня, 2016 - 21:10:45
Марина


Проэдр


Расписная стена в Помпеях. Кто там, за дверью – умершая мать, жена, дочь? Или сама Прозерпина?



Стенка саркофага раннехристианского времени, но изготовленная еще в римских традициях, в нартексе базилики Санта Сабина в Риме. Полуоткрытая дверь приветливо приглашает войти… На створках львиные морды с кольцами в зубах.



Вспомним, кстати, костяную пластинку с Гробом Господним из первой части - дверь очень похожа.



Римские погребальные стелы времен Диоклетиана в Сплите вытесаны в форме ложных дверей (на стеле справа опять львиные морды с кольцами, служившими в качестве дверных ручек).




(Отредактировано автором: 08 Июня, 2016 - 23:50:34)

Всего записей: 713 : Дата рег-ции: Нояб. 2010 : Отправлено: 08 Июня, 2016 - 23:43:16
Марина


Проэдр


Римское захоронение в Израиле. Вход также оформлен «ступеньками», как будто дверей несколько. Неужели пришлось вытесывать эти ступеньки только для красоты?



Впрочем, так же оформлялись и порталы – входы в храм как в мир иной, божественный.



От христианского храма на острове Кекова близ берегов Малой Азии остался только многоступенчатый портал.

Такого типа многослойный портал будет повторяться – в разных вариациях – из века в век, из страны в страну…



Спасский собор Андроникова монастыря 1427 г.
Многослойные порталы видны на фотографии очень хорошо. Вход в церковь – символический Рай – сужается. Понятно, что это узкий путь, ведущий в Рай. Выход в падший мир – наоборот раскрывается вширь. Очень наглядно.



Церковь Архангела Михаила в Тропареве, кон. 17 в.

Многослойные квадратики-«ширинки» – любимое украшение русских церквей – на самом деле суть окошки в иной мир.

Как и любые филенчатые двери – деревянные наследники «ширинок» и мирликийских гробниц. Я уж не говорю о так называемых кессонных сводах, например, в куполе Пантеона, где множество таких окошек в мир иной. А также в вестибюле станции метро «Парк культуры», который вообще представляет собою некую пародию на византийский храм, причем на месте апсиды – лестница вниз, в преисподнюю, а там, внизу – некое подобие базилики. Но это уже друга тема.

Продолжим разговор о дверях в следующей части – о Фоме, где снова придется затрагивать и вопрос и о телесном Воскресении Христа, и о таинственных дверях, сквозь которые Он проходит.


(Отредактировано автором: 09 Июня, 2016 - 16:14:46)

Всего записей: 713 : Дата рег-ции: Нояб. 2010 : Отправлено: 09 Июня, 2016 - 16:02:27
Марина


Проэдр


ОТ ВОСКРЕСЕНИЯ ДО ВОЗНЕСЕНИЯ.

ЧАСТЬ 4.

ФОМА ВЕРУЮЩИЙ

Следующее за Пасхой воскресение или восьмой день по Пасхе называемое Антипасхой (т. е. «Вместо Пасхи») наша Церковь празднует особо – как окончание Светлой Седмицы и как бы замену Пасхи. Второе его название – Фомино воскресенье, так как в этот день читается отрывок из Евангелия от Иоанна, где рассказывается о втором явлении Воскресшего Христа Апостолам, среди которых главным действующим лицом является отсутствовавший при первом явлении Фома.
Рассказу евангелиста Иоанна о Фоме и самому этому Апостолу Церковь придает большое значение. В этом отрывке говорится о том, как уверовавшие, наконец, после долгих сомнений Ученики Христовы рассказывают Фоме о встрече с Воскресшим Спасителем, однако, тот, несмотря на их слова, не верит и требует особого удостоверения в Воскресении Учителя: «…если не увижу на руках Его ран от гвоздей, и не вложу перста моего в раны от гвоздей, и не вложу руки моей в ребра Его, не поверю».
В предании народном за этим апостолом осталось именование «Фома неверующий». Справедливо ли? И смеем ли мы осуждать этого Апостола? Ведь и сам Христос не осудил его за неверие, и Церковь поет о нем с несомненной симпатией.
Ученик Христов быв,/ Божественнаго собора апостольскаго сопричастник,/ неверствием бо Христово Воскресение известив/ и Того пречистую страсть осязанием уверив,/ Фомо всехвальне,// и ныне нам проси мира и велия милости.
"О доброе неверие Фомино, / верных сердца в познание приведе, / и со страхом возопи: Господь мой и Бог мой, слава Тебе."

И в самом деле, почему Церковь празднует этот день и относится к Фоме не хуже, чем ко всем остальным Апостолам?

* * *
Игумен Нектарий (Морозов):

Евангелие не таит от своего читателя немощей и несовершенств тех, о ком, наряду со Христом Спасителем, повествуют его строки. <…>. Можно увидеть, как они спорили о первенстве, проявляли маловерие, малодушие, не могли бодрствовать с Учителем своим тогда, когда в этом более всего настояла нужда. Евангелие рассказывает о предательстве Иуды, но не умалчивает и об отступничестве Петра.
Зачем нам это знать? Для чего это нужно? Почему в Евангелии обо всем этом говорится? Почему... Да потому, прежде всего, что это правда. <…> Нам действительно не просто важно, но и необходимо знать, что апостолы были такими же людьми, как и мы, с «нашими» недостатками, страстями, слабостями. Иначе, не сознавая этого, как мы поверим, что способны стать такими, как они?
* * *
Что говорится о Фоме в Евангелии?

У Матфея, Марка и Луки Фома упоминается лишь в числе других Двенадцати. Говорит и действует он только у Иоанна. Вот три эпизода, где проявляет себя Фома.

Ин. 11:7-16. На пути в Вифанию.
«… сказал ученикам: пойдем опять в Иудею. Ученики сказали Ему: Равви! давно ли Иудеи искали побить Тебя камнями, и Ты опять идешь туда? <…>
Тогда Иисус сказал им прямо: Лазарь умер; и радуюсь за вас, что Меня не было там, дабы вы уверовали; но пойдем к нему. Тогда Фома, иначе называемый Близнец, сказал ученикам: пойдем и мы умрем с ним».

Из этого разговора видно, что Апостолы не просто удивлены, но боятся за Учителя. Боятся и за себя, и это вполне естественно: убьют Пастыря, и рассеется стадо – в лучшем случае, а в худшем – побьют камнями всех и сразу. Насколько опасные речи вел Иисус с фарисеями и как они реагировали на них, Ученики помнят. Отчего умер Лазарь – действительно ли от болезни или ему, другу Иисусову, «помогли»? Апостолы не знают. И пытаются отговорить Учителя. Но тут вдруг самый младший из них, которому пристало бы помолчать, вдруг выдает: «Пойдем и мы умрем с ним».

Раз уж друг Наставника умер и, стало быть, и Ему надлежит умереть, значит, надо идти и умереть с Ним. Иного пути Фома не видит. И если другие Апостолы остерегаются и в минуту опасности хотят свернуть с пути, то Фома готов хранить верность не на словах, а на деле, и следовать за любимым Наставником куда угодно, даже ясно видя впереди смерть. Это ли не вера?



На стенной росписи в скальной церкви Элмали килисе («Яблочной») в Каппадокии за спиной Христа изображен не Иоанн, как обычно, но Фома.

Ин. 14:2-6. Во время Тайной вечери.
«… В доме Отца Моего обителей много. А если бы не так, Я сказал бы вам: Я иду приготовить место вам. И когда пойду и приготовлю вам место, приду опять и возьму вас к Себе, чтобы и вы были, где Я. А куда Я иду, вы знаете, и путь знаете. Фома сказал Ему: Господи! не знаем, куда идешь; и как можем знать путь? Иисус сказал ему: Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня».

Вот опять: все умные и старшие молчат и внимают словам Наставника, может быть, не все понимая, но и не вылезая. И только Фома встревает и задает вопрос – бестолковее некуда. Как «не знаем», когда Христос только что сказал «знаете»? И Он на протяжении трех лет говорил им, куда Он идет, на что и зачем. Тем не менее, Ученики пока еще не способны вместить. Но только один Фома по простодушию своему признается, что не понимает. Более того, из этих слов понятно, что один он начинает беспокоиться за Учителя – чувствует сердцем, что Тот прощается с ними, и Его «Глаголы Жизни», без которых Ученики уже и жить не могут, они слышат от Него в последний раз.

Ин. 20:24-29. На восьмой день после Воскресения.
«Фома же, один из двенадцати, называемый Близнец, не был тут с ними, когда приходил Иисус. Другие ученики сказали ему: мы видели Господа. Но он сказал им: если не увижу на руках Его ран от гвоздей, и не вложу перста моего в раны от гвоздей, и не вложу руки моей в ребра Его, не поверю. После восьми дней опять были в доме ученики Его, и Фома с ними. Пришел Иисус, когда двери были заперты, стал посреди них и сказал: мир вам! Потом говорит Фоме: подай перст твой сюда и посмотри руки Мои; подай руку твою и вложи в ребра Мои; и не будь неверующим, но верующим. Фома сказал Ему в ответ: Господь мой и Бог мой! Иисус говорит ему: ты поверил, потому что увидел Меня; блаженны не видевшие и уверовавшие».

* * *

Во всех трех рассказах евангелиста Иоанна о Фоме ярко проявляются особые черты характера этого Апостола, характера достаточно сложного и неоднозначного. Иоанн пишет о Фоме с симпатией, особо подчеркивая его горячую любовь ко Христу. Возможно, двух апостолов связывала особая дружба – ведь оба молоды, а люди одного возраста всегда легче находят общий язык.



(Отредактировано автором: 09 Июня, 2016 - 18:21:41)

Всего записей: 713 : Дата рег-ции: Нояб. 2010 : Отправлено: 09 Июня, 2016 - 18:17:30
Марина


Проэдр


Мозаичные иконы Ап.Фомы: 1 – из соборного храма монастыря св. Екатерины на Синае, 6 в.;



2 – из церкви Панагии Канакрии, Кипр, 7 в. Это не портреты, а иконы, а потому условны, но главное мастера-мозаичисты запечатлели – молодость апостола, у которого еще не растет борода (а иудеи, в отличие от римлян, не брились).

Но и в его рассказе чувствуется некоторое ласково-пренебрежительное, несколько покровительственное отношение к Фоме – и как к еще более младшему, и как, может быть, не столь умному, как сам рассказчик, человеку. Надо думать, Иоанн пишет честно, как было, не пытаясь выставить Фому в лучшем свете, но и не утаивая его недостатков и слабостей.

И в самом деле, судя по рассказам в Евангелии Иоанна, мы видим, что Фома все время попадает в нелепые ситуации: когда другие, более старшие Ученики молчат, слушая Наставника, Фома – по простодушию – невпопад выдает первое, что приходит ему в голову, из самой глубины сердца, но звучат его слова в каждой конкретной ситуации довольно несуразно, и, честно говоря, сам он выглядит при этом глуповато. Однако, должны мы признать, что недалекость эта его, казалось бы, извинительная в силу его юного возраста, на самом деле обманчива. Как обманчива она у юродивых. И образ Фомы перед нами вырисовывается как образ некоего «Ивана-дурака», младшего сына из русских сказок, который на первый взгляд выглядит, как бы сейчас сказали, человеком «неадекватным», а по-старинному – «не от мира сего», но всегда добросердечным человеком, и, в конечном счете, он всегда оказывается самым удачливым и умным, просто ум этот – иного свойства, это «немудрое» или «буее мира», по Апостолу Павлу, оказывается самым «премудрым» у Господа. Ну что ж, «Господь умудряет младенцы».
Кроме того, Фоме все время не везет: он пропускает самые значимые для него события – не пришел на собрание Апостолов через неделю после смерти Учителя, потом, через много лет, опоздал на похороны Божией Матери – при том, что все остальные Двенадцать прибыли вовремя (были принесены ангелами из разных отдаленных частей Ойкумены, где они проповедовали Благую Весть). Но зато потом Она явилась ему Сама и вручила Свой пояс.

Казалось бы, такого простодушного, даже наивного человека, и обмануть легко. Но не тут-то было! При полном доверии и любви к своему Наставнику, Фома, тем не менее, не очень доверяет даже своим собратьям-Апостолам. Отсюда можно предположить: или его слишком часто обманывали, пользуясь его молодостью и наивностью, или у него по жизни пессимистический взгляд на мир, и он готов поверить, скорее, плохим новостям, чем хорошим (а такой взгляд на мир приобретается только негативным жизненным опытом), или же он, несмотря на свою молодость, был, действительно, умнее, глубже других Апостолов? Недоверчивость – свидетельство стремления к истине, желания самому во всем разобраться.

"Любопытною десницею / жизноподательная Твоя ребра Фома испыта, Христе Боже..."

Есть такая категория людей, которым мало просто принять общепринятые истины на веру, которым надо пощупать, потрогать своими руками, чтобы в этой истине убедиться. Или ее отвергнуть. Любопытные такие люди, с любопытными руками и глазами. Именно из таких людей вырастают настоящие ученые. И святые тоже – это не только те, кто поверил сразу и от души (это путь пастухов), но и те, кто преодолел сомнения, неизбежные для умных и образованных людей, и удостоверился в истине (это путь волхвов).

Вообще образ Апостола Фомы современному человеку должен быть очень близок. Ведь и сейчас при чтении Писания возникают вопросы и недоумения, которые не всегда легко разрешить. Не говоря о том, что весть о Воскресении – действительно невероятна, непостижима для человеческого ума. Но и помимо нее Священное Писание таит для современного человека множество загадок, особенно если не можешь читать его подлиннике и не знаком с тогдашними историческими реалиями. Однако, далеко не все имеющиеся толкования удовлетворяют – до каких-то истин приходится докапываться, искать в книгах и не стесняться спрашивать знающих людей. Слепая вера может привести к плачевным последствиям. Поэтому вера зрячая все же предпочтительнее. Даже и в вопросах религиозных мы не должны отключать разум. Сомнения – нормальная вещь. Для человека важно преодолеть сомнения – тогда его вера будет намного сильнее и глубже.

Может быть, и Фома искал Учителя, который помог бы разобраться ему в вопросах не только житейских (таких наставников – просто умных и опытных людей немало), но именно в вопросах главных, глубинных, как у нас на Руси говорят, «на чем свет стоит». И такого Наставника он нашел. Вернее, Тот Сам его отыскал и призвал в число Двенадцати избранных, несмотря на юный возраст. И в этом Фоме исключительно «повезло». Но значит, и Сам Христос прозрел в отроке Фоме такие качества, которые впоследствии сделают из него истинного Апостола.

И видя, что Фома ищет, жаждет истины, Христос позволяет ему свободно искать, исследовать и убеждаться.

Мы не знаем, почему Фомы не было в этот день в горнице. Возможно, Крестная смерть Учителя произвела на Фому настолько удручающее впечатление, что он подумал: теперь уже все кончено, надежды больше нет, и эти три прекрасных года странствий, учения и чудес останутся лишь светлым воспоминанием. Упадок духа Фомы был столь велик, что он, возможно, ушел из города и решил вести самостоятельную жизнь.

Прошла неделя – неделя слез и молитв по дорогому Усопшему. И Фома понял, что не может быть один – иначе у него разорвется сердце, что тяжкую утрату все-таки лучше пережить с друзьями. И вот он приходит в знакомый дом, и его встречают радостные собратья – Христос Воскрес! И они видели Его и, как прежде, слушали Его наставления, и даже кто-то из них осмелился и пощупать.

Первая реакция Фомы – в шоке, не веря своим ушам, – «Не может быть!» Это слишком хорошо, чтобы быть правдой. Потом – предощущение радости – «Я тоже хочу!» Но разве это неверие? Скорее, досада, даже в какой-то степени зависть из-за того, что он не был в это время вместе со всеми. И желание Фомы увидеть и ощутить Христа своими руками, «любопытною десницею», связано, прежде всего, с любовью к Учителю. Потому он и говорит такие странные, казалось бы, для него слова: «…если не увижу на руках Его ран от гвоздей, и не вложу перста моего в раны от гвоздей, и не вложу руки моей в ребра Его, не поверю». Однако, упорное неверие в Воскресение Христово всех остальных Учеников – несмотря на слова Жен-мироносиц, Луки и Клеопы – свидетельствует о том, что на самом деле они ничуть не лучше Фомы – ведь уверовали они только тогда, когда сами не только увидели, но буквально ощупали Воскресшего Учителя. Похоже, для того чтобы удостовериться, они именно этого и хотели, но, как обычно, смолчали – и Христос Сам предложил им осязать Его тело. А Фома, как всегда, говорит прямо, не придавая значения тому, кто и что о нем подумает.

Но почему Фома говорит не просто об Учителе, но именно о Его ранах? Чтобы удостовериться, что это именно Тот человек, а не другой, просто похожий. Ведь наверняка Апостолы сообщили Фоме, что видели Христа не избитым и окровавленным, но совершенно целым, только с отметинами от гвоздей и римского копья. Фома не желает быть легковерным. Слишком много было лжеучителей, которые прельщали людей ложными чудесами. И для этого-то Самому Христу угодно было оставить эти отметины на Своем воскресшем и прославленном теле.

* * *
Прот. Александр Шаргунов.

Это не другое тело – оно прославлено, отличается от того, которое апостолы знали, но оно не другое. Никем и никогда уже не уязвимое, во свете неприступном, но по-прежнему с теми же ранами. На руках и ногах Его – следы от гвоздей, и Он не стыдится их перед Отцом Небесным, перед ангелами и перед нами, ибо они неотделимы от Его славы. Из всех знаков пребывания Его среди нас Он эти захотел сохранить – великолепные знаки Его победы, отпечатки подлинности Его – Бога и Человека. <…> Если это не то же самое тело, которое соткано было во чреве Девы Марии, если не в этом теле сидел Он, утрудившись, у колодца, говоря с самарянкой, если прикосновением не этих рук отверз Он глаза слепому и сердце погибающей от отчаяния Марии Магдалины, изгнав из нее семь бесов, если это не то же самое тело, – это не мой Господь и не мой Бог. Если это не то же самое тело трепетало от ужаса смерти в Гефсиманском саду и истекало кровью от бичеваний – не побеждает, не может никогда победить жизнь на земле, где она была побеждена. Если это тело мертво, то душа моя – труп. Никогда, ни за что, никакому призраку не поверю – это будет другой христос, лжехристос, антихрист.

* * *
Сердцеведец Христос, зная прекрасные качества Фомы и его любовь к Нему, не осуждает Ученика за неверие и не гневается на него – Он является ему лично. Можно предположить, что Апостолы собрались в первый день недели, надеясь на явление им Христа, а двери заперли, теперь уже зная, что они для Него не помеха. И Он, конечно же, явился – на этот раз ради Фомы.

На сомнение Апостола Спаситель отвечает его же словами, точно повторяя требование, которое высказывал сам Фома: «… подай перст твой сюда и посмотри руки Мои; подай руку твою и вложи в ребра Мои». Этими словами Господь показал, что и тогда незримо присутствовал Он, вездесущий по Божеству, посреди Учеников Своих, когда Фома высказывал сомнение в их словах.

Именно поэтому, наверное, Фома не воспользовался приглашением Учителя осязать Его руки, ноги и ребра, а тут же уверовал и исповедал Христа как Бога: «Господь мой и Бог мой!» Этими словами Фома исповедал не только веру в Воскресение Христово, но и веру в Его Божество. Легко представить себе, что при этом Фома падает пред Ним на колени или хотя бы склоняется до земли.

И далее Воскресший Христос (подымая Своего Ученика с пола) говорит очень знаменательные слова: «Ты поверил, потому что увидел Меня; блаженны не видевшие и уверовавшие». Этими словами Господь присоединил к апостолам всех верующих в Него на всей земле и во все времена. Блаженны и мы, не видевшие Его, но верующие в Него! Бога, невидимого для чувственных очей, живая вера соделывает видимым для душевного ока — ума.

* * *
Схиархимандрит Зосима (Сокур)

Христос сказал: блажен ты, Фома, что, увидев, уверовал, но блаженны те будут поколения людей до скончания века, которые не будут Меня видеть, но будут в меня веровать. Этим самым (всегда подчеркиваю вам важность этого места Евангелия), нас всех – последователей своих – Господь назвал блаженными. Мы не видели Господа ходящего, не слышали Его глас проповедующий, не видели чудес, но мы, читая Евангелие Святое – Слово Божие, веруем в Спасителя, в истинность слов Его, в истинность чудес Его и веруем в истинность Его Светлого Воскресения.

* * *
По словам святителя Иоанна Златоуста,
«Фома, бывший некогда слабее других апостолов в вере, сделался по благодати Божией мужественнее, ревностнее и неутомимее всех их, так что обошел со своей проповедью почти всю землю, не убоявшись возвещать слово Божие народам диким».

Сегодня мощи Святого Апостола Фомы пребывают в небольшом итальянском городке Ортона на Адриатическом побережье.
Помолимся Святому Апостолу Фоме и испросим у него укрепления в вере, избавления от малодушия, сомнения и лицемерия, от суетных беспокойств душевных.

* * *




(Отредактировано автором: 09 Июня, 2016 - 21:59:17)

Всего записей: 713 : Дата рег-ции: Нояб. 2010 : Отправлено: 09 Июня, 2016 - 20:36:14
| Версия для печати |
| Новая тема | Ответить | | Поиск в теме |

ВИЗАНТИЙСКАЯ ДЕРЖАВА » Общеисторический форум » Византийская изобразительная традиция и иконография » ОТ ВОСКРЕСЕНИЯ ДО ВОЗНЕСЕНИЯ. [Страниц (11): первая страница « 4 5 6 [7] 8 9 10 » последняя страница ]


Основано на ExBB 1.9
Для оформления форума переработана оболочка v1.5a2, изготовленная by Daemon.XP

[ Время исполнения скрипта: 0.0254 ]   [ Gzip выкл. ]