Византийская держава. История и культура государства ромеев
ВИЗАНТИЙСКАЯ ДЕРЖАВА
История. Религия. Философия. Литература
 

ВИЗАНТИЙСКАЯ ДЕРЖАВА » Общеисторический форум » Византийская изобразительная традиция и иконография » ОТ ВОСКРЕСЕНИЯ ДО ВОЗНЕСЕНИЯ. [Страниц (11): « 1 2 [3] 4 5 6 » последняя страница ]

| Новая тема | Ответить | | Поиск в теме |
| Версия для печати |
Марина


Проэдр


Символическое изображение Воскресения Христова – рельеф на мраморном римском христианском саркофаге 350 г.



Здесь, на рельефе римского саркофага 4 в., еще нет ни схождения Спасителя во ад, ни Жен-мироносиц. Нет даже и самого Гроба. Есть Крест и двое спящих воинов. Из сохранившегося отрывка Евангелия от Петра мы знаем, что воины дежурили по двое, остальные спали. Здесь один воин как будто клюет носом, а другой задумчиво смотрит куда-то в пустоту. Изображение глубоко символично и многозначно – это типичная геральдическая композиция с Крестом-Хризмой, заключенной в лавровый венок Победителя, в качестве Древа Жизни и оси мироздания, и райскими птичками вверху, которые отделены от нижней области – падшей земли – горизонтальной перекладиной Креста, под которой пребывают интересующие нас в данный момент римские воины.

В канонических Евангелиях о воинах говорит только Матфей, и из его рассказа складывается впечатление, что воины не спали, но от ужаса от увиденного (землетрясение, сам собой отваливающийся огромный камень, явление ангела) упали в обморок («стали, как мертвые» Мф. 28:4). В апокрифическом же Евангелии Петра воины, потрясенные увиденным, наоборот, будят остальных, чтобы лицезреть чудо Воскресения; о космическом явлении Креста в момент Воскресения также говорится только у Петра. Таким образом, можно сделать вывод, что рельеф на саркофаге навеян именно этим, впоследствии утраченным Евангелием.

* * *


(Отредактировано автором: 16 Мая, 2016 - 11:44:25)

Всего записей: 713 : Дата рег-ции: Нояб. 2010 : Отправлено: 16 Мая, 2016 - 11:41:44
Марина


Проэдр


И если в самые первые века христианства вооружение римской стражи ни у кого не вызывало вопросов, то в последующие века стража эта изображалась в некоем подобии современного художнику византийского вооружения.



Сербия, Печ (Печка Патриаршая), церковь Богородицы Одигитрии, 1337 г.

(Дальше абзац уже был, его можно пропустить)

Но самая интересная в этом отношении композиция – фреска в церкви св. Николая Прилепского (Македония, роспись 1298 г.), на которой вповалку спят (или пребывают в обморочном состоянии) рыцари католической Европы времен завоевания Константинополя 1204 г., которые разграбили Город и потом правили Империей около шестидесяти лет.



На голове каждого – чисто европейский рыцарский кольчужный капюшон, на который сверху надевался шлем. Примерно вот так, как у св. Георгия на французской напольной мозаике:



Аббатство Божией Матери (Госпожи Нашей) в Ганагобии, Альпы Верхнего Прованса, Франция, 12 век.

Таким образом художник как бы «припечатал» этих «героев» – вот где вам место, иуды, называющие себя христианами, – с врагами Христовыми.

Интересно, что покойный папа Иоанн Павел II, взявшийся вдруг извиняться за крестовые походы, попросил прощения у всех, кому эти самые «крестоносцы» причинило зло, – но ни словом не упомянул ни взятие и разграбление Константинополя, ни принуждение ромеев к переходу в латинство, а при отказе – массовые убийства тысяч мирных жителей – не только священнослужителей, но и многочисленных мирян (новых мучеников, на самом деле), самый настоящий геноцид. Похоже, «схизматики», по мнению этого святоши, заслужили себе такую участь. Но вот они, «крестоносцы» в кольчужных капюшонах, уже много веков спят себе у величайшей христианской святыни – и не стыдятся своего позора. И щиты их с рыцарскими гербами продолжают валяться в беспорядке…



Впрочем, эта фреска – не единственная, где стражники у Гроба Христова одеты в доспехи западно-европейских рыцарей. На фреске в Милешеве, например, они распростерты у ног Белого Ангела. Разница с прилепской композицией только в том, что у этих поверх кольчужных капюшонов надеты шлемы – так и свалились, как были, при полном параде.



Константинопольский погром 1204 года не мог не отозваться болью в славянской православной Сербии, какими бы сложными ни были отношения между соседями. И память о нем до сих пор хранят балканские стенописи.


(Отредактировано автором: 16 Мая, 2016 - 17:06:20)

Всего записей: 713 : Дата рег-ции: Нояб. 2010 : Отправлено: 16 Мая, 2016 - 16:55:02
Марина


Проэдр


* * *
Есть в Евангелии от Иоанна очень значимая деталь, которая на самом деле является доказательством подлинности его свидетельства: если у синоптиков Жены-мироносицы и два апостола увидели в пустом Гробе только «одни пелены лежащи», то у Иоанна они заметили также и «плат, который был на главе Его, не с пеленами лежащий, но особо свитый на другом месте».

При этом сами пелены могут изображаться в виде подобия кокона – очень символическая деталь (как в Преображенском соборе Мирожского монастыря, 12 в.,



а также в церкви свт. Николая в Прилепе или Одигитрии в Пече), изображаться условно (спираль в Каранлик килисе),


(Отредактировано автором: 16 Мая, 2016 - 19:56:37)

Всего записей: 713 : Дата рег-ции: Нояб. 2010 : Отправлено: 16 Мая, 2016 - 19:54:10
Марина


Проэдр


а также в церкви свт. Николая в Прилепе или Одигитрии в Пече), изображаться условно (спираль в Каранлик килисе) или даже в форме рыбки - древнего христианского символа Христа, как в Снетогорском монастыре под Псковом.



Снетогорский м-рь под Псковом, соб. Рождества Богородицы 1313 г.
Совершенно уникальная иконография. Здесь еще и Гроб представлен в виде кивория – символического обозначения Кувуклии в константиновой ротонде, а также прямая отсылка на сооружение в алтаре православного храма.

Но в 14 в. лежащие пелены уже четко имеют контуры покинувшего их Тела. Покинувшего, не развернув и никак не потревожив.



Македония, Марков монастырь, церковь св. Димитрия, 1380.



Сербия, Каленич, ц. Введения БМ. 1413. Апостолы у пустого гроба.



Грачаница, Сербия. Иоанн и Петр у Гроба.

При этом пелены лежат внутри саркофага совершенно римского типа, иногда даже украшенного резьбой (Грачаница) или с мраморными узорами.



Феофан Критский церковь свт. Николая, Афонский монастырь Ставроникита, 16 в. Здесь хорошо показан запечатанный, а потом открытый гроб, на крышке которого сидит Ангел.

Сам же саркофаг может быть как в пещере (Каленич), так и вне ее (Марков монастырь) и даже в некоем условном пространстве (Грачаница).

* * *

Христос в Своем новом, воскресшем теле спокойно проходит не только сквозь камень, но и сквозь погребальные пелены, не потревожив их, но лишь оставив на плащанице отпечаток избитого и окровавленного тела, получившийся от вспышки света в момент Воскресения (как отпечаток утюга на ткани, если оставить его чуть дольше, чем следует). И поскольку это был не просто огонь, но пламя Божественных энергий, то и отпечаток получился очень тонкий, желтенький, не повредивший самой ткани.



Единственная и подлинная икона Спаса Нерукотворного.






(Добавление)
Так же точно Христос проходит в Сионскую горницу, где собрались апостолы, плотно затворившие дверь «страха ради иудейска». Но об этом – в третьей части.

Пока вернемся к самой Плащанице, изображенной на византийских иконах внутри Гроба.

И всегда – за редким исключением (Милешева) – отдельно от погребальных пелен лежит головной плат.

Почему?

На протяжении веков византийские художники отображали отмеченную у евангелиста Иоанна деталь, хотя подробности иудейского обычая погребения уже давно забылись. На самом деле следовало писать пелены с головой, а плат – отдельно.



(Отредактировано автором: 17 Мая, 2016 - 01:23:53)

Всего записей: 713 : Дата рег-ции: Нояб. 2010 : Отправлено: 17 Мая, 2016 - 01:07:01
Марина


Проэдр


Дело в том, что у иудеев принято было закрывать лицо, как только человек умер. Так и было сделано с умершим на Кресте Спасителем. Кто-то из снимавших Его с Креста (вероятно, Иосиф или Никодим) тут же накрыл Его главу белым чистым полотном – таким же точно, как Плащаница. Поскольку Христос перед казнью был жестоко бит, на плате остались пятна от Его крови и пота. Точно по форме черт лица, отпечатавшихся на Плащанице в момент Воскресения. Самое удивительное чудо – что в течение двух тысячелетий сохранилась не только Плащаница, вывезенная (украденная) крестоносцами из Фаросской церкви Константинополя, где хранилось множество величайших христианских святынь, но и этот головной плат или сударь, который при погребении был снят и положен рядом с телом (плат этот до сих пор хранится в Испании, в соборе города Овьедо, http://www.pravoslavie.ru/69992.html ).



Потом плат с лица сняли. Само же тело было покрыто сначала плащаницей сверху и снизу, затем обвито пеленами-бинтами и положено в пещере (которую Иосиф Аримафейский устроил для себя, но уступил Учителю) на лавицу – каменный уступ внутри пещеры, размер которой оказался – промыслительно! – точно по росту земного тела Христа (1 м 75 см).

Зачем же положили сударь рядом с телом Покойного? Здесь надо принять во внимание отношение иудеев к крови. Они считают (и до сих пор), что в крови – душа человека. И все даже малые капли вытекшей из тела крови надо похоронить вместе с телом. Потому и собрал праведный Иосиф вытекшую из раны от копья кровь в особый сосуд (он же Грааль). Может быть, и положил его по обычаю в Гроб, но потом взял обратно и хранил, как величайшую святыню.

(Отмечу в скобках интересный момент. Помню, как несколько лет назад по телевидению показывали место теракта в одном из городов Израиля: полицейские собирали по асфальту, прямо-таки отскребали даже самые малые фрагменты разорванных бомбой террориста тел израильтян и снимали пятна крови вместе с асфальтом. Комментатор объяснил, зачем и почему).


(Отредактировано автором: 17 Мая, 2016 - 13:17:18)

Всего записей: 713 : Дата рег-ции: Нояб. 2010 : Отправлено: 17 Мая, 2016 - 13:13:01
Марина


Проэдр


* * *

И еще одна значимая деталь в рассказах евангелистов, которая неизбежно вызывает недоумение, если представлять себе (хотя бы по фотографиям), как выглядит Гроб Господень, т.е. Кувуклия в иерусалимском храме Воскресения, внутри.



Лавица, на которой лежало тело Христа, внутри Кувуклии.

Лк. 24:12. «Но Петр, встав, побежал ко гробу и, наклонившись, увидел только пелены лежащие…»
Ин. 20:4-5. «Они побежали оба вместе; но другой ученик бежал скорее Петра, и пришел ко гробу первый.
5 И, наклонившись, увидел лежащие пелены; но не вошел во гроб».

Как они наклонились, заглядывая в гроб-саркофаг, очень наглядно показано на фресках Грачаницы и Каленича. Но если Гроб был, собственно, не гробом, а гробницей, склепом в пещере, а Тело было положено на уступ-лавицу, высеченную в монолитном камне выше уровня пола, то почему им пришлось наклоняться?

Честно говоря, я давно ломала голову над этим вопросом. Пока мне не попалась фотография другой гробницы в пещере, а именно – гробницы Лазаря в Вифании.


(Отредактировано автором: 17 Мая, 2016 - 16:06:03)

Всего записей: 713 : Дата рег-ции: Нояб. 2010 : Отправлено: 17 Мая, 2016 - 16:02:35
Марина


Проэдр


Гробница Лазаря внутри.



Как видим, пещера довольно глубокая, две лестницы с поворотом. Далее площадка с отверстием в полу. Вот там, возможно, и лежало тело Лазаря. И, возможно, гробница была предназначена не для одного Лазаря, а для всей семьи.

Напомню, кстати, что у иудеев было принято через некоторое время складывать оставшиеся кости в специальный каменный ящик-оссуарий. Интересно, что был найден такой оссуарий, принадлежавший известному Каиафе и украшенный солярными узорами. И совсем простой, без украшений, но зато с надписью: «Иаков, сын Иосифа, брат Иисуса»; некоторые ученые признали его поддельным – но не все.


(Отредактировано автором: 17 Мая, 2016 - 21:09:21)

Всего записей: 713 : Дата рег-ции: Нояб. 2010 : Отправлено: 17 Мая, 2016 - 21:04:46
Марина


Проэдр


Оссуарий, где когда-то хранились кости Иакова, брата Господня по плоти и первого христианского епископа Иерусалима, сброшенного Иудеями с крыши храма.



Возвращаясь ко Гробу Христову и его нынешнему состоянию, придется признать, что и он, вероятно, был заглублен и имел ступени вниз. Поэтому и пришлось пришедшим к нему апостолам и Марии Магдалине наклоняться, чтобы увидеть: тела нет, а пелены лежат пустые. Причем, в качестве «светильников» выступали ангелы. Однако, очевидно, пещера Иосифа была не так глубока, как гробница Лазаря, и лестничный марш – прямой, без поворота, иначе пришлось бы не наклоняться, а спускаться, чтобы хоть что-то увидеть, причем, все-таки со светильниками. Но об этом в рассказах евангелистов ничего нет, а есть только глагол «наклонились». Следовательно, константиновы мастера обтесали скалу до входа в самый склеп с лавицей, чтобы уместить останец ее под навес, над которым возвели собственно храм-мартирий.

Это, конечно, только мои догадки. Но как объяснить иначе, я не знаю. И, кажется, никто об этом не писал.

* * *
Византийских икон с Женами-мироносицами сохранилось великое множество. И это естественно, т.к. ромеи уделяли теме Воскресения Христова повышенное внимание. Среди них – множество поистине прекрасных и глубоко духовных произведений искусства. Показать их здесь все просто невозможно.

Часть из них я выложу позднее, когда закончу рассказ о явлениях Христа после Воскресения, т.к. их следует рассматривать в комплексе с другими расположенными рядом изображениями и составляющими целостные композиции.

А пока – прекрасные русские иконы.



Троицкий собор Троице-Сергиевой Лавры. Праздничный чин.



Новгородская икона ок. 1475 г.

Интересно, что Жен-мироносиц здесь семеро.
А Воскресший Христос покидает место Своего телесного погребения, никем не замеченный…


(Отредактировано автором: 18 Мая, 2016 - 17:04:46)

Всего записей: 713 : Дата рег-ции: Нояб. 2010 : Отправлено: 18 Мая, 2016 - 02:28:26
Марина


Проэдр


ЧАСТЬ 2.

ЯВЛЕНИЕ ВОСКРЕСШЕГО ХРИСТА НА ПУТИ В ЭММАУС

В третий день по Пасхе читается отрывок Евангелия от Луки, где говорится о явлении Воскресшего Христа двум ученикам по пути в Эммаус. Рассказ очень знаменателен и важен для нас, так как в нем говорится не только об этих двух учениках, но также и о нашем пути к вере в Воскресение Христово, о нашей слепоте и упорстве в иллюзиях, но также и о прозрении, и о возгорании сердца в любви и уповании на нашего Спасителя.

Итак, ближе к вечеру того же дня Воскресения Христос явился двум Своим ученикам, шедшим из Иерусалима в Эммаус. Об этом кратко упоминает Марк (16:9-13) и подробно рассказывает Лука (24:13-35).

* * *

Двое учеников Христовых, не самых ближайших, из числа Двенадцати, но тоже следовавших за Учителем и позднее вошедших в число Семидесяти, слушавших Его проповеди и, очевидно, бывших свидетелями Его чудес, после крестной смерти Его уходят, практически бегут из Иерусалима. Все их надежды и упования рухнули в одночасье – жизнь потеряла смысл. Более того, возникла опасность преследования со стороны властей.

Имя одного евангелист Лука называет – Клеопа, сокращенное от греческого имени Клеопатр (напомню, что многие иудеи того времени имели по два имени – родное иудейское плюс греческое или римское, как, например, известный Иосиф Флавий). Церковный историк Евсевий Кесарийский сообщает, что Клеопа был родственником Иосифа Обручника (3:12), а жена его, Мария Клеопова, была дружна с Богородицей, поэтому естественно, что она также следовала за Учителем, а затем стояла у Креста и принимала участие в Его погребении, а в первый день недели вместе с другими Мироносицами пришла ко Гробу.

Имя второго остается неизвестным. По церковному преданию, которое нашло отражение в толковании Евангелий Феофилакта Болгарского, это был сам Лука. Об этом свидетельствует живость и подробность его рассказа, а также обычай писателей того времени не называть своего имени, когда речь идет о собственном участии в описываемых событиях. Это весьма вероятно, так как евангелист Иоанн также часто упоминает некоего «возлюбленного ученика», которого принято отождествлять с самим апостолом Иоанном (есть, впрочем, мнение, что это некий другой Иоанн, однако, Церковь этого мнения не разделяет).

Итак, толпы людей после праздника Пасхи возвращаются из Иерусалима по домам – кто на повозке, кто верхом на ослике, а кто пешком. Идут больше семьями. Кто-то молчит, потрясенный случившимся в Иерусалиме, кто-то вполголоса разговаривает, а кто-то говорит громко, прямо-то кричит, хотя возражающих не находится. Те, кто молчит – малая честь – не веселы. И в самом деле, великий праздник был для них испорчен. В городе, где, казалось бы, царил Закон, казнили буквально накануне праздника при всем народе вместе с двумя разбойниками невинного Человека. Более того, Человека, который никому не причинил вреда, а просто ходил с учениками, проповедовал, сеял разумное, доброе, вечное, да еще и исцелял, причем, исцелял больных совершенно безнадежных – слепых, прокаженных, парализованных… А за день до праздника, как говорили, даже воскресил из мертвых хорошего человека… Но по большей части люди хоть и не веселились, но, казалось, торжествовали, опьяненные кровью. Ведь многие из них были среди толпы, наблюдавшей за избиением «Преступника» и кричавшей «Кровь Его на нас и детях наших».

Среди этой толпы – не очень многолюдной, но и не жидкой – пешком идут по каменистой дороге два печальных и взволнованных человека и обсуждают трагические события, произошедшие накануне в Иерусалиме, а также их невероятное продолжение, о которых в толпе практически никто не знает. Потому говорят совсем тихо.

Вокруг раздаются громкие голоса:
– Правильно казнили этого обманщика!
– Выдавал себя за Мессию!
– Все его чудеса подстроены!
– Святотатец! Разогнал менял на храмовом дворе! Устроил переполох, помешал покупать жертвенных баранов!
– И на суде ему нечего было сказать!

И, наконец:
– Где эти его ученики, что всюду за ним таскались? Украли тело из гробницы! Узнать бы, где они прячутся, да побить камнями!

Лука и Клеопа замолкли, отошли на край дороги и втянули головы в плечи. Подождали, пока группа ораторов уйдет вперед, потом тихонько продолжили разговор.

Темнеет. Как-то незаметно из толпы людей к ним присоединяется один из путников и вступает в беседу.

* * *

«… о чем это вы, идя, рассуждаете между собою, и отчего вы печальны?
Один из них, именем Клеопа, сказал Ему в ответ: неужели Ты один из пришедших в Иерусалим не знаешь о происшедшем в нем в эти дни?
И сказал им: о чем? Они сказали Ему: что было с Иисусом Назарянином, Который был пророк, сильный в деле и слове пред Богом и всем народом;
как предали Его первосвященники и начальники наши для осуждения на смерть и распяли Его. А мы надеялись было, что Он есть Тот, Который должен избавить Израиля; но со всем тем, уже третий день ныне, как это произошло». (Лк. 24:17-21)

* * *

Почему-то Лука и Клеопа, «как ну духу», рассказывают Незнакомцу о причине своей печали и, несмотря на «страх от иудеев», даже о том, чего незнакомому человеку говорить не следовало бы, – о походе нескольких женщин «из своих» к месту захоронения Казненного как государственного преступника. Почему-то к этому Человеку почувствовали доверие, тем более, что Он оказался не из тех, кто одобрял казнь Учителя, а просто, как оказалось, ничего не знал. Однако, и психологически это очень понятно. Человеку в шоковом состоянии надо обязательно выговориться, причем, желательно излить душу именно незнакомому человеку, которого, скорее всего, больше не увидят. Так обычно беседуют люди в поезде, скрадывая время дальнего пути рассказами о своей жизни, подчас выкладывая первому встречному самое сокровенное, а при подъезде к месту назначения прощаясь – навсегда. От случайного попутчика-собеседника обычно ожидают сочувствия, но никак не совета или поучения.

Однако, с Лукой и Клеопой получилось совсем иначе. Незнакомец сначала упрекает их буквально в бестолковости и непонимании самого важного в жизни. Ведь уже долгое время весь народ израильский буквально жил упованиями на приход некоего спасителя, помазанного от Бога, который должен избавить их от римского сапога-калиги, попиравшего их родную землю и унижавшего их человеческое достоинство и национальную веру. И вот, наконец, как сказал один из путешественников, явился «пророк, сильный в деле и слове пред Богом и всем народом», и они понадеялись было, «что Он есть Тот, Который должен избавить Израиля». Увы, позорная казнь Его разбила все надежды. Ну, а что «некоторые женщины из наших», среди которых, между прочим, была и жена одного из путников, «изумили» их рассказом о том, что они видели у Гроба, так у них от горя просто помутился разум – кто ж это разговаривает с Ангелами в темном погребальном склепе, а потом еще и утверждает, что мертвый воскрес?!

Но разве обещали пророки, что Мессия восстановит царство Израиля на земле, прогонит сильных римлян и распространит власть иудеев по всему миру? Как раз наоборот. Ссылаясь на пророков, начиная от Моисея и далее, вплоть до псалмов Давидовых, Незнакомец стал разъяснять попутчикам, что Мессии – именно по писаниям пророков – надлежало быть униженным, поруганным, более того, убитым – «и тем войти в славу Свою». Собеседник говорил убедительно, скорее всего, и цитаты приводил к месту, проявив незаурядное знание Писания. И этим, кажется, изумил собеседников еще более. Парадоксы вообще с трудом вмещаются в ум человека, особенно, если они реализуются таким страшным и кровавым образом.

Наконец, дошли до места. Незнакомец хотел было продолжать Свой путь уже в одиночку. Но Лука и Клеопа, на которых сильно подействовали аргументы этого странного Толкователя Писаний, уже не могли отпустить Его, не дослушав до конца. Пригласили в дом, предложили поужинать. И далее, похоже, совсем уже смущенные от всего услышанного, воспринимали все действия незнакомого Попутчика как нечто само собою разумеющиеся. А ведь, скорее всего, зажгли светильники – и все же не узнавали Его. Глаза их, как пишет Лука, «были удержаны». Потому что, по Марку, Он явился им «в ином виде». Не таким, каким был раньше, до смерти и Воскресения. Что-то было в Нем такое, что «удерживало глаза» буквально всех, кому Он являлся. Но об этом – чуть позже.

А пока – Незнакомец в гостях стал вести себя так, как подобает хозяину или старшему в семье: взял со стола хлеб, сотворил молитву, благословил, преломил, раздал сотрапезникам и… исчез…

И только тогда как будто пелена спала с глаз их. Узнали, наконец, Учителя «в преломлении хлеба» – Хлеба Жизни. Тогда поверили они, что Христос воистину воскрес, как и говорили женщины со слов Ангелов. И снова изумились Лука и Клеопа – теперь уже своей слепоте: «Не горело ли в нас сердце наше, когда Он говорил нам на дороге и когда изъяснял нам Писание?» (Лк. 24:32).

И уже ничто не могло удержать их на месте – побежали обратно в Иерусалим поделиться радостью с друзьями-апостолами, хотя было уже совсем темно и путь неблизкий. И страх, как рукой, сняло. Наоборот, радость, ликование, благодать Божия заставляли их двигаться быстрее. И преодолели обратный путь во мгновение ока. Очевидно, и хлеб, благословленный Воскресшим Спасителем, с собой прихватили…

«…и нашли вместе одиннадцать Апостолов и бывших с ними,
которые говорили, что Господь истинно воскрес и явился Симону. И они рассказывали о происшедшем на пути, и как Он был узнан ими в преломлении хлеба» (Лк. 24: 34-35).

* * *



(Отредактировано автором: 28 Мая, 2016 - 14:19:26)

Всего записей: 713 : Дата рег-ции: Нояб. 2010 : Отправлено: 28 Мая, 2016 - 12:57:24
| Версия для печати |
| Новая тема | Ответить | | Поиск в теме |

ВИЗАНТИЙСКАЯ ДЕРЖАВА » Общеисторический форум » Византийская изобразительная традиция и иконография » ОТ ВОСКРЕСЕНИЯ ДО ВОЗНЕСЕНИЯ. [Страниц (11): « 1 2 [3] 4 5 6 » последняя страница ]


Основано на ExBB 1.9
Для оформления форума переработана оболочка v1.5a2, изготовленная by Daemon.XP

[ Время исполнения скрипта: 0.0118 ]   [ Gzip выкл. ]