Византийская держава. История и культура государства ромеев
ВИЗАНТИЙСКАЯ ДЕРЖАВА
История. Религия. Философия. Литература
 

ВИЗАНТИЙСКАЯ ДЕРЖАВА » Общеисторический форум » Византийская изобразительная традиция и иконография » ОТ ВОСКРЕСЕНИЯ ДО ВОЗНЕСЕНИЯ. [Страниц (11): « 1 [2] 3 4 5 » последняя страница ]

| Новая тема | Ответить | | Поиск в теме |
| Версия для печати |
Марина


Проэдр


Вот наиболее ранние (из сохранившихся) примеров византийской живописи послеиконоборческого периода.



Каппадокия, Чавушин, ц. Иоанна Богослова («Большая голубятня»), сер. 10 в.



На южной стене в верхнем ряду «Воскрешение Лазаря» и «Вход в Иерусалим», в нижнем – «Положение во Гроб» и «Жены-мироносицы у Гроба», далее под углом на западной стене – «Сошествие во ад», т.е. Воскресение Христово. Параллель очень наглядна.



Каппадокия, Гёреме, ц. Вознесения («С Сандалиями»), 11 в.

Слева от Деисиса в люнете «Воскрешение Лазаря», а прямо напротив – «Воскресение Христово» («Сошествие во ад»), и «Жены-мироносицы у Гроба» – над нишей диаконника с Архангелом (за колонной).

«Жены-мироносицы» кисти того же художника в другой каппадокийской скальной церкви, «Темной», сохранились лучше (или брутально отреставрированы).



Эта икона (как и вообще каппадокийская настенная живопись) очень своеобразна, если не сказать – уникальна. Фигурки Жен-мироносиц кажутся совсем маленькими по сравнению с грандиозной фигурой небесного Вестника, даже сидящего. А плащаница Христова, на которую он указывает перстом, свернута спиралью. Заметим, кстати, что мафории обеих Жен украшены звездами – так иногда изображались святые жены на Востоке, например, на Кипре, в церкви Асину, как уподобившиеся Божией Матери. Поэтому рядом с Ангелом может быть фигура Богородицы, а может быть и «другой Марии». Знаменательно, что Ангел осеняет крылом обеих Жен, но не спящих стражей.

В церкви «Токалы» («Пряжки») евангельские сцены переходят одна в другую – не только в «Новой» ее части, но и в «Старой» тоже, где они расположены в три ряда по обеим сторонам полуциркульного свода.



В нижнем ряду: «Распятие», «Снятие с Креста», «Положение во Гроб», «Жены-мироносицы у Гроба» переходят в «Сошествие во ад» очень своеобразно.



Прямо из-за пустого Гроба выглядывают фигуры царепророков Давида и Соломона, которые относятся уже к следующей сцене – «Сошествия во ад». Здесь (так же, как и в Чавушине) полное впечатление последовательности событий в линейном времени: сначала Христос воскресает, т.е. покидает Гроб, затем сходит во ад – стало быть, телесно, пусть даже и в тонком теле, окруженном сиянием. Никакого эффекта одновременности («Во Гробе плотски, во аде же душею…») нет. И сатану в человеческом теле Христос попирает тоже очень конкретно – «смертию на смерть наступи». Блаженны простодушные. И чистые сердцем. И именно это простодушие и чистота сердечная в соединении с искренней и горячей верой так привлекают в каппадокийской – в основном монашеской – живописи.




(Отредактировано автором: 15 Мая, 2016 - 15:55:51)

Всего записей: 713 : Дата рег-ции: Нояб. 2010 : Отправлено: 15 Мая, 2016 - 15:45:28
Марина


Проэдр


Начиная с 10-11 вв. и далее в 12 в., не только в пещерных храмах Каппадокии, но и по всей Империи, Гроб Господень с пустыми погребальными пеленами начинает изображаться так, каким он и был в действительности – высеченной в скале пещерой. Это можно объяснить тем, что грандиозные постройки императора Константина, включая «Анастасис», были разрушены и растасканы по камешку завоевавшими Иерусалим иноверцами-агарянами, а останец скалы с пещерой Гроба Господня оказался на поверхности и некоторое время стоял так, что его было хорошо видно, но довольно скоро снова скрылся с глаз людских – был засыпан мусором. И отвоевавшим Иерусалим крестоносцам стоило немалого труда отыскать Гроб Господень. После чего они возвели над Гробом новую Кувуклию и большой храм, который накрыл и Гроб, и Голгофу и другие святыни и который стоит и поныне.

Итак, на православных иконах появляется Гроб Господень в виде пещеры. Но и теперь наблюдается немалая доля условности, свойственная византийскому сакральному искусству, вообще более символическому, нежели натуралистическому.

Совсем иначе, чем в пещерных храмах Каппадокии, – изысканно и роскошно – выглядит стенное убранство в больших соборах Италии - красочные мозаики на золотом фоне, выполненные приглашенными из Византии мастерами. Но и здесь пещерная гробница Спасителя выглядит достаточно условно.



Собор Сан Марко, Венеция.



Собор Божией Матери в Монреале в окрестностях Палермо, 12 в.

Сцена «Явления Воскресшего Христа Мироносицам в саду», помещенная сразу после сцены «У Гроба», выглядит гораздо логичнее, т.к. речь в обоих случаях идет именно о телесном Воскресении Спасителя, и временная последовательность оправдана. (Фигуры Христа и Марии Магдалины во второй сцене – результат поздней реставрации, и это сразу видно, но смысла не меняет). И впоследствии размещение сцен на стенах византийских церквей будет именно таким. Детали же изображений варьировались в зависимости от того, какой именно вариант из четырех выбирал художник или заказчик.

Впрочем, здесь, в Монреале, кажется, разные варианты оказались совмещены. В самом деле, у Матфея мироносиц две, у Марка – три, у Луки три названы по именам «и вместе с ними некоторые другие», т.е. точное количество неизвестно, и, наконец, у Иоанна – одна Мария Магдалина. Но обычно на иконах изображаются две или три Жены, названные по именам, среди коих обязательно – Мария Магдалина, которую упоминают все четыре евангелиста. Левая сцена здесь представлена точно по Марку (три Мироносицы и один Ангел). Но на соседней иконе явления Воскресшего совмещены сцены из Мф.28:9-10 (явление Марии Магдалине и «другой» Марии, когда обе «ухватились за ноги Его и поклонились Ему») и Ин. 20:11-17 («Не прикасайся ко Мне…» именно с этой надписью: «Noli Me tangere»). Ничего не скажешь, остроумное решение.

* * *

В церкви св. Георгия (Старе Нагорочино, Македония, 1317-18 гг.) на южной стене вимы даны оба варианта – явление двум Мариям слева от Гроба с двумя Ангелами и явление только Марии Магдалине – справа.



А если попытаться объяснить это несоответствие в более, так сказать, позитивистском ключе, без «аберраций времени», то, может быть, дело было не совсем так, как объясняет, например, о.Серафим Слободской?

Обратимся сначала к Евангелию от Иоанна. Ведь непосредственным свидетелем и даже участником событий был только он. Матфей увидел Воскресшего Спасителя вместе с остальными апостолами вечером того же дня, Марк писал, по преданию, со слов Петра, Лука же собрал сведения и составил свое повествование из многих источников. Иоанн же вместе с Петром, получив известие о Воскресении Учителя, побежал ко Гробу и сам удостоверился в том, что Его во Гробе нет, а пелены лежат нетронутые.

* * *

1 В первый же день недели Мария Магдалина приходит ко гробу рано, когда было еще темно, и видит, что камень отвален от гроба.
2 Итак, бежит и приходит к Симону Петру и к другому ученику, которого любил Иисус, и говорит им: унесли Господа из гроба, и не знаем, где положили Его.
3 Тотчас вышел Петр и другой ученик, и пошли ко гробу.
4 Они побежали оба вместе; но другой ученик бежал скорее Петра, и пришел ко гробу первый.
5 И, наклонившись, увидел лежащие пелены; но не вошел во гроб.
6 Вслед за ним приходит Симон Петр, и входит во гроб, и видит одни пелены лежащие,
7 и плат, который был на главе Его, не с пеленами лежащий, но особо свитый на другом месте.
8 Тогда вошел и другой ученик, прежде пришедший ко гробу, и увидел, и уверовал.
9 Ибо они еще не знали из Писания, что Ему надлежало воскреснуть из мертвых.
10 Итак ученики опять возвратились к себе.

11 А Мария стояла у гроба и плакала. И, когда плакала, наклонилась во гроб,
12 и видит двух Ангелов, в белом одеянии сидящих, одного у главы и другого у ног, где лежало тело Иисуса.
13 И они говорят ей: жена! что ты плачешь? Говорит им: унесли Господа моего, и не знаю, где положили Его.
14 Сказав сие, обратилась назад и увидела Иисуса стоящего; но не узнала, что это Иисус.
15 Иисус говорит ей: жена! что ты плачешь? кого ищешь? Она, думая, что это садовник, говорит Ему: господин! если ты вынес Его, скажи мне, где ты положил Его, и я возьму Его.
16 Иисус говорит ей: Мария! Она, обратившись, говорит Ему: Раввуни! -- что значит: Учитель!
17 Иисус говорит ей: не прикасайся ко Мне, ибо Я еще не восшел к Отцу Моему; а иди к братьям Моим и скажи им: восхожу к Отцу Моему и Отцу вашему, и к Богу Моему и Богу вашему.
18 Мария Магдалина идет и возвещает ученикам, что видела Господа и что Он это сказал ей.

* * *

Итак, по Иоанну, первая пришла ко Гробу Мария Магдалина (а о других Женах он вообще не упоминает). Пришла одна, «когда было еще темно» (20:1), т.е. ДО рассвета, следовательно, раньше, чем другие Мироносицы. И пришла не с ароматами, потому что принимала участие в погребении, а просто «плакать». Но и она застала камень уже отваленным, а Гроб – пустым. При этом она полагает, что тело Учителя украли. В смятении она бежит к Петру и Иоанну и сообщает об этом (почему-то они находятся отдельно от других апостолов – скорее всего, в доме Иоанна, где должна быть также и Матерь Божия). Теперь они бегут ко Гробу уже втроем. Первым прибегает самый молодой и проворный Иоанн, но войти остерегается, смотрит внутрь и видит пустые пелены. Потом прибегает Петр и входит внутрь пещеры (думаю, не входит, а влетает, запыхавшись…) Тогда и любимый ученик осмеливается войти и тоже видит пустые погребальные пелены и отдельно лежащий плат. И – уверовал. Уверовал в то, что Христос воскрес, как Он и говорил апостолам ранее. Но пока не говорит ничего никому, даже Петру, с которым он идет из сада домой. Петр же возвращается в недоумении («и пошел назад, дивясь сам в себе происшедшему» – Лк. 24:12).

И вот тут подошедшая после них Мария Магдалина остается и плачет. И тоже заглядывает внутрь. И, очевидно, входит. И тут вдруг видит двух Ангелов – заметим: внутри пещеры (а другие две Марии, подошедшие позднее, увидели уже одного ангела снаружи – «на камени сидящи», а другого – внутри). И не узнает Учителя просто потому, что снаружи еще темно, а из-за яркого блистания Ангелов, слепящего глаза, фигура Спасителя в темноте плохо видна. Услышав же Его голос, зовущий ее по имени, она тут же узнает Его и бросается к Его ногам. И Его предостережение «не прикасайся ко Мне» тоже можно понять. Если Христос вышел из Гроба только что, и находился еще на грани между смертью и жизнью, лучше было Его не касаться – лучше для Марии, разумеется.



(Отредактировано автором: 15 Мая, 2016 - 19:00:12)

Всего записей: 713 : Дата рег-ции: Нояб. 2010 : Отправлено: 15 Мая, 2016 - 18:45:30
Марина


Проэдр


Очень интересно и деликатно передают это состояние только что воскресшего Христа художники Грачаницы – Михаил Астрапа и Евтихий. Они объединяют в единую композицию явление двух Ангелов двум Мариям (средний вариант между Лукой и Иоанном) и явление Христа одной Магдалине (только Иоанн). Христос на этой фреске, хотя и одет в обычную свою одежду (которую, напомню, за три до этого уже поимели и разделили между римские воины – «меташа жребий»), но окружен тонким сиянием –мандорлой необычной лучистой формы. Но в сценах последующих явлений Воскресшего Христа – Луке и Клеопе, апостолам без Фомы, снова апостолам уже с Фомой, у Тивериадского озера – этого трепетного тонкого сияния уже нет: показано, что Христос является уже во плоти, а не на грани между смертью и жизнью, как Он явился Марии Магдалине в саду у Своего Гроба.



Удивительное дело: платье Марии Магдалины, беседующей с Воскресшим, – синее (в целом ее одежда – такая же, как принято изображать Богородицу – потрясающая деталь!), а у Мироносицы, которая внимает словам сидящего на гробе Ангела, – под темно-красным платом платье белое, причем, выглядывает только кончик на колене – чтобы не особенно привлекать внимание? Так, может быть, это другая Мария, не Магдалина? Неужели художники Грачаницы тоже поняли последовательность событий не совсем так, как было принято?

Итак, обрадованная неожиданной встречей, Мария Магдалина побежала к апостолам (всем остальным) сообщить о Воскресении. Тем временем ко Гробу подходили две другие Марии, которым Христос явился уже в достаточно «плотном» и осязаемом теле, а потому и позволил им припасть к Его ногам. А потом, может быть, подошли и другие – Саломия, Иоанна и иже с ними. Кто-то из них, кто не участвовал в погребении, мог нести в сосудах ароматы, не зная, что они уже не нужны. Синоптики повествуют о походе ко Гробу и других жен, которые следовали за Иисусом из Галилеи, слушали Его проповеди и служили Ему. И каждый среди них называет Марию Магдалину, зная, что она точно была на Гробе, но вместе с другими или отдельно – им не важно. Им важен сам факт ее присутствия.

Таким образом можно также объяснить нестыковку в последней, шестнадцатой главе Марка – между восьмым и девятым стихами. Ведь по мнению некоторых исследователей, этот кусок (стихи 9-20) был приложен к основному тексту Евангелия от Марка чуть позднее (его нет в самых ранних рукописях, но уже ссылается на него свт. Ириней Лионский), и по смыслу получается так, как будто с девятого стиха начинается новый рассказ, не связанный с тем, что сказано ранее: «9 Воскреснув рано в первый день недели, Иисус явился сперва Марии Магдалине, из которой изгнал семь бесов. 10 Она пошла и возвестила бывшим с Ним, плачущим и рыдающим; 11 но они, услышав, что Он жив и она видела Его, не поверили…» Но зато этот отрывок полностью совпадает с рассказом Иоанна. Тогда получается, что апостолам радостную весть сообщила именно Мария Магдалина. А остальные Жены, по Марку, (8) «…выйдя, побежали от гроба; их объял трепет и ужас, и никому ничего не сказали, потому что боялись». Трудно поверить, что, как считают комментаторы, они быстро оправились от шока и побежали к апостолам. Похоже, это был не просто страх, а именно страх Божий, т.е. тот благоговейный трепет, о котором пишет Рудольф Отто в своей книге «Священное…». Именно этот страх Божий есть «начало Премудрости», потому что он проистекает от встречи с Божеством, от переживаний этой встречи, когда немеют руки и подкашиваются ноги, когда мороз по коже, когда кружится голова… Повествование Марка на этом заканчивается…

* * *

Думаю, о нестыковках и мнимых «противоречиях» довлеет. Каждый текст ценен сам по себе. И во всех четырех отрывках есть нечто общее, какие-то очень значимые общие детали.

Мироносицы идут ко Гробу, который, как указывалось ранее, «высечен в скале» (Мф., 15:46; Лк., 23:56; Мк., 15:46), а ко входу «привален камень».


(Отредактировано автором: 15 Мая, 2016 - 23:09:54)

Всего записей: 713 : Дата рег-ции: Нояб. 2010 : Отправлено: 15 Мая, 2016 - 21:41:57
Марина


Проэдр


Такие пещерные могилы тех времен находят в окрестностях Иерусалима до сих пор, причем, некоторые даже вместе с камнем, который отвалить (вернее, откатить) довольно тяжело.



Иногда вход украшался неким подобием греко-римского портала со стилизованным фронтоном:



Или же покойника клали в специально построенный мавзолей римского типа – но тоже высеченный в монолитном камне, но в форме домика-храма. Может быть, по этому образцу и был устроен навес над останцами пещеры – Кувуклия.



Иудейские гробницы в долине Кедрона.

Но Иосиф, скорее всего, не успел никак оформить вход в свою погребальную пещеру. И она осталась необработанной, девственной.

Здесь снова приходит на память связь с пещерой Рождества. В пещере Спаситель родился на падшей земле в самую темную и холодную ночь зимнего солнцестояния, и в пещеру же Он положен мертвый, и воскрес, т.е. как бы заново родился в пору весеннего цветения, когда на Востоке люди празднуют равноденствие или Навруз – Новый свет, Новую Русь. Не случайно, конечно, впоследствии по всему христианскому миру возникло множество пещерных храмов, где совершалась Евхаристия и человек как бы умирал для этого падшего мира, чтобы, приобщившись Тела и Крови Воскресшего Господа, заново родиться в жизнь вечную.

Священник Георгий Калчу (http://www.pravoslavie.ru/62116.html) обращает внимание на символику пещеры, причем, пещеры новой, высеченной для Иосифа Аримафейского, который не пожалел ее для Спасителя.

«Действительно, Спаситель вселился во чреве Пречистой Девы и родился, не нарушив ключей девства; после снятия с Креста Христос был положен в новом гробе, в котором еще никто никогда не был положен (Ин. 19: 41), — символ рождения от Девы. И как Он вошел в утробу Пресвятой Матери Своей, так же вышел и из гроба, не ломая закрывающего его камня <…> Он вышел через камень еще до того, как тот был отвален. Эта символика представляется мне очень важной».


(Отредактировано автором: 16 Мая, 2016 - 01:01:57)

Всего записей: 713 : Дата рег-ции: Нояб. 2010 : Отправлено: 16 Мая, 2016 - 00:52:18
Марина


Проэдр


Итак, камень оказывается отвален еще до прихода Мироносиц на место. У синоптиков его отваливает Ангел, причем, у Матфея – весьма эффектно, с землетрясением, громом и молнией – собственно, в качестве «молнии» явился сам Ангел («вид его был, как молния, и одежда его бела, как снег», 28:3). И это вполне вероятно, так как Ангелы у иудеев не только «отвечали» за природные стихии (см. об этом в «Книге Еноха»), но и сами выступали в роли стихий (например, ветров – «творяй ангелы Твоя духи», Пс. 103).

Обычно Ангелов в христианском искусстве принято изображать в виде прекрасных юношей, с 5-6 вв. – крылатых. Одежды чаще бывают цветными, как бы радужными, но в данном случае – белые, «как снег», или, вернее, «блистающие» (Песнь 4-я, ирмос: «На божественней страже богоглаголивый Аввакум да станет с нами и покажет светоносна ангела, ясно глаголюща: днесь спасение миру…»).

Таковы же светозарные небесные Вестники не только в «Темной церкви» в Гёреме, но и, например, в церкви Сил Бесплотных (или Таксиархов – буквально, «Начальников над Посланниками», т.е. Архангелов, Кастория, 1359):



И в монастыре св. Иоанна Лампадиста на Кипре (15 в.):



И вот – самый знаменитый сербский Белый Ангел (церковь Вознесения, Милешева, 1 пол. 13 в.):



Он же, чуть покрупнее и поярче. Очень наглядно показан испуг Мироносиц – прямо по Марку.



В церкви Успения на Волотовом поле (Новгород, 15 в.) даже на старой черно-белой фотографии виден разительный контраст между вполне осязаемым, воскресшим во плоти Спасителем и эфемерным, полупрозрачным и светящимся Ангелом.




* * *

Воистину, появление небесного Вестника произвело впечатление на стражу. При этом, «устрашившись его, стерегущие пришли в трепет и стали, как мертвые» (Мф. 28:4).

Напомним, что по просьбе фарисеев Пилат велел запечатать камень и приставить ко Гробу Христову стражу из римских воинов, которые должны были стеречь Тело, «чтобы ученики Его, придя ночью, не украли Его и не сказали народу: воскрес из мертвых; и будет последний обман хуже первого» (Мф., 27:62-66).

Когда же стражники, придя в себя, от Гроба бежали, то «11… некоторые из стражи, войдя в город, объявили первосвященникам о всем бывшем. 12 И сии, собравшись со старейшинами и сделав совещание, довольно денег дали воинам, 13 и сказали: скажите, что ученики Его, придя ночью, украли Его, когда мы спали;
14 и, если слух об этом дойдет до правителя, мы убедим его, и вас от неприятности избавим.
15 Они, взяв деньги, поступили, как научены были; и пронеслось слово сие между Иудеями до сего дня».

Обещав воинам замолвить за них словечко перед начальством, прекрасно понимая, что они не виноваты и наказывать их не за что, фарисеи практически признали факт Воскресения Христова, не устыдившись распустить ложь о том, что ученики якобы «украли тело». Вот уж у кого страха Божия нет и в помине!

* * *


(Отредактировано автором: 16 Мая, 2016 - 08:32:04)

Всего записей: 713 : Дата рег-ции: Нояб. 2010 : Отправлено: 16 Мая, 2016 - 07:13:23
| Версия для печати |
| Новая тема | Ответить | | Поиск в теме |

ВИЗАНТИЙСКАЯ ДЕРЖАВА » Общеисторический форум » Византийская изобразительная традиция и иконография » ОТ ВОСКРЕСЕНИЯ ДО ВОЗНЕСЕНИЯ. [Страниц (11): « 1 [2] 3 4 5 » последняя страница ]


Основано на ExBB 1.9
Для оформления форума переработана оболочка v1.5a2, изготовленная by Daemon.XP

[ Время исполнения скрипта: 0.0167 ]   [ Gzip выкл. ]