Византийская держава. История и культура государства ромеев
ВИЗАНТИЙСКАЯ ДЕРЖАВА
История. Религия. Философия. Литература
 

ВИЗАНТИЙСКАЯ ДЕРЖАВА » Общеисторический форум » Древняя история » Дж. Б. Бьюри. История поздней­ Римской империи от Аркадия до­ Ирины [Страниц (11): первая страница « 4 5 6 [7] 8 9 10 » последняя страница ]

| Новая тема | Ответить | | Поиск в теме |
| Версия для печати |
Вячеслав Николаевич


Анфипат
Откуда: Пермь, Россия
ICQ

Мятеж отразился на ходе событий в Галлии. Гонорий, чьи интересы почти не выходили за круг его семьи и его любимого птичьего двора, думал только о том, как вырвать сестру из рук визиготов, и это его стремление пылко поддерживал Констанций, домогавшийся руки принцессы. С Атаульфом было достигнуто соглашение, что его людям в благодарность за помощь в разгроме Иовина предоставят в статусе имперских федератов галльскую провинцию и обеспечат зерном. Но житницей Италии была Африка, и когда Гераклиан прервал снабжение, выполнить соглашение с Атаульфом стало невозможно. В готском лагере начался голод. Поэтому Атаульф свои обязательства выполнять отказался и Плацидию не отпустил. Он предпринял попытку захватить Марсель, надеясь, что измена откроет ему ворота. Но город оборонял «благороднейший» Бонифаций, командир, которому в дальнейшем предстояло сыграть видную, хоть и сомнительную роль в Африке. Сам Атаульф получил тяжелое ранение от римского оружия. Но с Нарбонной ему повезло больше, он захватил этот город и сделал его своей штаб-квартирой. Им были захвачены и такие важные города, как Бордо и Тулуза.
Освоившись в Нарбоннской Галлии и Аквитании, Атаульф, поставил целью добиться для себя нового положения, породнившись с домом Феодосия. Пока велись военные действия, переговоры с Равенной, вне всякого сомнения, не прерывались, но сейчас он стал склонять Плацидию вопреки воле ее брата отдать ему свою руку. Свадебная церемония была проведена по римскому обычаю в январе 414 г. в Нарбонне, в доме видного горожанина Ингения. Самолюбие Констанция, только что впервые удостоенного консульского звания, было уязвлено пришедшим известием, что дама, в которую он был влюблен, стала невестой варвара. В описании свадьбы упомянуто, что Плацидия в римское платье сидела на почетном месте рядом с готским королем, тоже одетым, как римлянин. Вместе с прочими свадебными подношениями Атаульф подарил своей королеве пятьдесят миловидных юношей, облаченных в шелка, в руках у каждого было по два больших блюда, одно наполнено золотом, другое бесценными самоцветами – добычей, взятой у Рима. Исполнением эпиталамы руководил экс-император Аттал. На свадебных торжествах равно веселились и варвары, и римляне.
Современный автор приписывает Атаульфу слова, указывающие, что он, – вероятно, под влиянием Плацидии, – поменял свое отношение к империи. «Сперва, – сказал он, – я горячо желал, чтобы само имя римлян было предано забвению, а все римские земли заново соединились в готскую империю; я жаждал, чтобы Романия стала Готией, а Атаульф – тем, чем был цезарь Август. Но с тех пор опыт не единожды указывал мне, что для готов в обычае разнузданность, они никогда не подчинятся строгости законов, а без закона нет государства. Поэтому я предпочел более верный путь к славе: если уж переменить римское устройство я не в силах, то предпочту вновь высоко вознести имя римлянина, влив в жилы империи свежую готскую кровь, и надеюсь, что в памяти потомства останусь зачинателем возрождения Рима».


-----
Пожалуйста, заплатите налоги! Сomes sacrarum largitionum.

Всего записей: 294 : Дата рег-ции: Март 2008 : Отправлено: 10 Марта, 2016 - 09:40:55
Вячеслав Николаевич


Анфипат
Откуда: Пермь, Россия
ICQ

Вряд ли мы ошибемся, приписывая эту перемену в настроении и политике Атаульфа влиянию Плацидии, и предполагая, что его поворот к интересам Рима продиктован условием ее согласия на замужество. Нам почти ничего неизвестно о личности этой дамы, в течение тридцати лет игравшей значительную роль в истории. Тогда ей, вероятно, было не более двадцати шести лет. Ее женская привлекательность видна по той страсти, которая она внушала Констанцию, самостоятельность характера проявилась в браке с готом вопреки воле брата, а твердость духа в стойкости, с которой она переносила жизненные невзгоды. Скорее всего, ей не было и двадцати, когда в Риме ей пришлось утверждать смертную казнь для своей двоюродной сестры Серены. В преклонных годах она стала правительницей Запада.
Дружеские симпатии, которые теперь выказывал Гонорию варвар, силой сделавшийся его зятем, были отвергнуты. Тогда Атаульф вернулся к политике Алариха: заставил прежнего тирана Аттала вновь облечься в пурпур. Констанций, как военный магистр, во второй раз отправился к Арлю, чтобы низложить узурпатора и свести счеты с готами. Он блокировал побережье Септимании, как теперь стало в обычае называть Нарбоннскую Галлию, и ни один корабль не мог доставить неприятелю продовольствие. Положение готов, которые снабжались по морю, становилось затруднительным. Атаульф повел своих людей к югу на Барселону, возможно, дабы обосноваться в провинции Тарраконская Испания (начало 415 г.). Но, прежде чем покинуть Галлию, готы опустошили южную Аквитанию и предали огню Бордо. Ставший бесполезным Аттал был брошен и предоставлен собственной участи. Попытка его нового возвышения оказалась ошибочной, у него не имелось ни последователей в Галлии, ни денег, ни армии – поддержки, кроме как от варваров, он иметь не мог. Из Галлии он бежал на корабле, но был пойман и живым доставлен к Констанцию. В 417 г., в одиннадцатое консульство Гонория и второе – Констанция, император триумфально вступил в Рим; Аттал бежал возле его колесницы. Закоренелогоу бунтовщика искалечили, отрубив на руках большие пальцы, и подвергли наказанию, какое он сам однажды предложил для императора. Гонорий не забыл, как друг Алариха, снисходя до милосердия, желал отправить сына Феодосия на какой-нибудь маленький остров – и сам сослал своего пленника на Липару.
В Барселоне у Атаульфа и Плацидии родился сын. В честь деда они назвали его Феодосием; римскофильские чувства Атаульфа утвердились. Ребенок умер вскоре после рождения, и это стало для родителей тяжелым ударом; тело было похоронено в серебряном гробу в городских окрестностях. Атаульф не надолго пережил сына. Он был столь опрометчив, что взял на службу одного из подручных Сара, некоего Дубия, который отомстил за первого хозяина, прикончив второго. Король любил сам ухаживать за своими лошадьми, и когда он в очередной раз отправился в конюшни, слуга, поджидавший подходящего момента, заколол его (сентябрь 415 г.). Перед тем, как испустить дух, Атаульф успел дать совет своему брату, которого прочил в наследники: отослать Плацидию обратно в Италию. Но брату не удалось утвердиться. Сингерик, брат Сара, который, вероятно, был посвящен в намерения Дубия, захватил королевскую семью и предал смерти детей убитого короля от первой жены, вырвав их из рук епископа Сигезара, к которому они бежали в поисках защиты. С Плацидией он поступил бесчестно и грубо, заставив пройти двадцать миль в толпе пленников. Но правление узурпатора (а он захватил власть силой, без полагавшихся по закону выборов) длилось только семь дней. Он был убит, а королем избрали Валлию.


-----
Пожалуйста, заплатите налоги! Сomes sacrarum largitionum.

Всего записей: 294 : Дата рег-ции: Март 2008 : Отправлено: 10 Марта, 2016 - 12:51:53
Вячеслав Николаевич


Анфипат
Откуда: Пермь, Россия
ICQ

К тому времени Галлия оказалась свободна от присутствия германских завоевателей, за исключением одной области. Бургунды, которые переправились через Рейн и заняли провинцию Германия Верхняя, были утверждены в своих правах на нее тираном Константином. После падения Иовина, которому они оказывали поддержку, Гонорий не имел средств выдворить их, и вынужден был принять, как имперских федератов; они были обязаны оборонять Рейн от враждебных вторжений. Таким образом, в 413 г. в Галлии возникло первое бургундское королевство – Вормсское (Вормс – Борбетомаг). Это те самые бургунды из «Песни о нибелунгах», сохранившей имя их короля – Гунтер (Гундахар), который перевел свой народ на запад от Рейна.
Британнии, после того, как многие войска были в 407 г. выведены Константином с острова, предоставили самостоятельно защищаться, насколько сумеет, от пиктов, скоттов и саксов. Тем не менее, викарий диоцеза и два командира пограничных войск, комит саксов на юго-восточном побережье и дукс бриттов на севере, без всякого сомнения, поддерживали связь с Константином и получали от него распоряжения. Когда грозное нашествие саксов в 407 г. опустошило страну, а провозглашенный в Галлии император не смог прислать помощь, жители Британнии отвергли его власть, вооружились и отбили захватчиков от своих городов. Новости достигли Италии, и Гонорий не упустил возможность написать местным магистратам, повелевая принять все необходимые меры для самообороны. У нас нет сведений о том, как имперские гарнизоны и их командование отнеслись к перевороту. Возможно, они симпатизировали провинциалам и даже принимали в нем участие, ведь большая часть войска уже столетиями традиционно соотносила себя с местным населением. В любом случае, когда Константин пал и тиран Иовин был сокрушен, а Гонорий вновь стал хозяином Галлии, не приходится сомневаться, что он и Констанций приняли меры и восстановили на острове римскую власть. Прежде всего, невозможно представить, чтобы жители провинции могли пятнадцать или шестнадцать лет противостоять саксонским супостатам, не имея регулярного войска – а мы знаем, что до 428 г. саксы так и не сумели сколько-нибудь твердо закрепиться на острове. А во-вторых, совершенно точно известно, что в тот же год или чуть позже там находилась полевая армия, которой командовал комит бриттов. В то время империя была вынуждена напрягать все силы, чтобы удержать Галлию, Испанию и Африку, и не могла посылать подкрепления в Британнию. Но нет причин думать, что в последние десять лет царствования Гонория и даже несколько позже римская администрация в Британнии не исполняла свои обязанности обычным порядком. Ее постепенный упадок и окончательное исчезновение относятся к царствованию Валентиниана III
В те мучительные годы множество островных провинциалов бросили свою землю, на которой воцарился ужас, и искали спасения по ту сторону моря на северо-западной оконечности Галлии. Приморская Арморика получила новое кельтское население, а в дальнейшем и новое имя – Бретань.


-----
Пожалуйста, заплатите налоги! Сomes sacrarum largitionum.

Всего записей: 294 : Дата рег-ции: Март 2008 : Отправлено: 10 Марта, 2016 - 15:04:08
Вячеслав Николаевич


Анфипат
Откуда: Пермь, Россия
ICQ

§ 4. Заселение визиготами Галлии, а вандалами и свевами – Испании (415 – 423 гг.).
Визиготы были далеки от того, чтобы разделять романофильство Атаульфа. Их нового короля воодушевляло национальное сознание, и Валлия сперва вовсе не был расположен воспринять от прежнего царствования миролюбивое отношение к Риму. Двумя годами позже (некий) испанец писал, что «он был избран готами с одной лишь целью – нарушить мир, в то время как Богом ему было назначено мир крепить». Обстоятельства вынудили нового короля стать римским федератом, поскольку положение его в Испании было невыгодно: другие варвары захватили большую часть полуострова за исключением Тарраконской Испании, а визиготы не могли обосноваться и там, потому что римские корабли блокировали порты и препятствовали подвозу припасов. Им грозил голод. Сейчас Валлии, как прежде Алариху, решением затруднений представлялась Африка, и он двинулся на юг Испании (начало 416 г.). Но готской ноге не суждено было ступить на африканскую землю. Как флот Алариха потерпел крушение в сицилийском проливе, так же и несколько кораблей из числа раздобытых Валлией разбились в проливе Гадеса. То ли из-за недостатка войск, то ли из суеверного страха он отказался от своего замысла. Заключение мира представилось ему наилучшим выходом из затруднений, и он вступил в переговоры с Констанцием.
С Плацидией, хоть она и считалась до сих пор заложницей, обращались хорошо. Ее брат и ее воздыхатель готовы были заключать договоренности с Валлией, каких не могло быть с Атаульфом. По достигнутому соглашению император брался снабдить готов 600 000 мерами зерна, а Валлия обязался освободить Плацидию и от имени империи развязать войну с варварскими племенами в Испании (это произошло до наступления июня 416 г.).
Обязательства с обеих сторон были исполнены. Спустя пять лет, проведенных среди готов как пленница и королева, Плацидия вернулась в Италию и была вынуждена против собственного желания отдать руку патрицию Констанцию. Они поженились 1 января 417 г., в первый день его второго консульства.
Валлия приступил к исполнению задачи, которая вполне была ему по сердцу: к войне с четырьмя варварскими племенами, которые за семь лет до того перешли Пиренеи и вступили на благодатную испанскую землю, богатую зерном и другими земными плодами, где в изобилии добывали в шахтах золото и драгоценные камни. За два года они опустошили ее вдоль и поперек. Затем каждое из племен избрало для себя по провинции, намереваясь там постоянно поселиться. Силингские вандалы во главе со своим королем Фредбалом заняли юг Бетики, аланы и их король Аддак сделали местожительством Лузитанию, т. е., в грубых очертаниях, нынешнюю Португалию, свевы и асдингские вандалы, чьим королем был Гундерик, заняли северо-восточную провинцию Галицию к северу от реки Дурий. Восточные испанские провинции, Тарраконская и Карфагенская, хоть их западные окраины все же могли быть захвачены, да и сами они, без сомнения, подвергались постоянным набегам, захватчикам не покорились.
Валлия начал военные действия с того, что напал на силингов в Бетике. До конца года он хитростью захватил в плен их короля и отослал его императору. Захватившие Испанию варвары были встревожены, все они сходились на мысли поскорее заключить мир с Гонорием и по договору получить право на земли, захваченные силой. Все племена направили послов в Равенну. Политика имперского правительства в этой ситуации просматривается ясно: сеять между ними зависть и вражду, благосклонно принимая предложения одних и отвергая таковые у других. Асдинги и свевы были удостоены признания Гонорием в качестве федератов, а силингам и аланам было указано, что Рим не потерпит их присутствия на своей земле. Их покорение Валлией было делом двух лет. Силинги не сдались и были полностью истреблены. Король аланов был убит, а остатки его людей, избежавшие готского меча, бежали в Галицию, связав свою судьбу с судьбой асдингских вандалов. Гундерик, таким образом, стал «королем вандалов и аланов», и этот титул всегда сохранялся у его наследников.
По завершении этих успешных войн визиготы были вознаграждены тем, что получили постоянное место обитания. Имперское правительство решило, что их следует поселить не в Испании, а в Галлии, и Констанций вызвал туда Валлию. По заключенному соглашению вся богатая провинция Аквитания Секунда, от Гаронны до Луары, с некоторыми частями соседних Нарбоннской Галлии и Новемпопуланы отдавалась готам. Два больших города на берегах Гаронны, Бордо и Тулуза, были вручены Валлии. Но Нарбонну и средиземноморское побережье империя оставляла за собой. В качестве федератов готы не имели власти над жителями провинций, остающихся под контролем имперской администрации. Римские собственники сохраняли треть своих земель, две трети передавались готам. Таким образом, с точки зрения империи, юго-запад Галлии оставался неотъемлемой частью царства; часть земель перешли во владение федератов, признававших верховенство Гонория; провинциалы подчинялись, как и прежде, императорскому закону и управлялись императорскими чиновниками. С готской точки зрения, в Аквитании возникло готское королевство, пока что стесненное наложенными на него обязательствами, каковые готам предстояло сбросить, и ограниченное территориальными рамками, которые готы должны были преодолеть. Пусть не сейчас, пусть даже не в отдаленном будущем, но они планировали разорвать федератские отношения с империей – и вскоре смогли доказать, что способны ухватить подходящий случай, скопить силы и раздвинуть свои границы.
Последним пристанищем визиготов, почти двадцать лет слонявшихся с одного средиземноморского полуострова на другой, с другого на третий, стало атлантическое побережье. Завершилась важная фаза в длительном процессе компромиссов между Римской Империей и германцами, который в итоге полностью изменил лицо западной Европы. Констанций совершал в Галлии то, что Феодосий Великий сделал на Балканах. Теперь на земле Галлии было два замиренных тевтонских королевства: бургундское на Рейне и визиготское на берегу Атлантики.


-----
Пожалуйста, заплатите налоги! Сomes sacrarum largitionum.

Всего записей: 294 : Дата рег-ции: Март 2008 : Отправлено: 11 Марта, 2016 - 12:08:30
Вячеслав Николаевич


Анфипат
Откуда: Пермь, Россия
ICQ

Валлия не дожил до того времени, когда принятые им соглашения принесли плоды. Он умер через несколько месяцев по заключении договора, а на трон был возведен внук Алариха, Теодерик I (418 г.). Ему и пришлось осуществлять раздел земель, которые римские владельцы были обязаны отдать готам. На их передачу требовалось определенное время. Визиготы получили львиную долю. Каждый помещик удерживал за собой треть земельной собственности, остальное вручал одному из германских чужестранцев. Как мы увидим в дальнейшем, условия договора давали готам больше выгод, чем аналогичные соглашения, заключенные позже в Галлии и Италии с другими вторгавшимися племенами. Тем отдавали треть, а у римских собственников оставалась большая часть. Это была обычная пропорция. Принцип, в соответствии с которым заключались эти соглашения, прямо происходил от старой римской системы размещения солдат на помещичьей земле. По этой системе, берущей начало со времен республики и известной, как hospitalitas, землевладелец был обязан предоставлять нежеланным гостям треть производимой в его хозяйстве продукции. Теперь этот принцип применялся собственно к земле, но термин оставался прежним: помещик и варвар, с которым первому приходилось делиться землей, рассматривались, как хозяин и гость (hospites).
Это показывает, что преобразования, передавшие западную Европу из-под римского владычества в распоряжение германцев, совершались постепенно. Сделки, которые фактически означали сдачу провинций захватчикам, в тогдашнем понимании выглядели не более как применением старых римских обычаев, пусть и приспособленных к изменившимся обстоятельствам. Таким образом, под личиной незыблемости традиций происходило утверждение совершенно новых порядков. Процесс расчленения империи пошел беспрепятственно, учреждение государств федератов в рамках империи открыло путь для возникновения независимых государств, которые должны были придти империи на смену. Конечно, перемены не обошлись без затяжных войн и частых проявлений жестокости, но не имели характера катаклизма.
Проблемы, которые должно было решать в Галлии имперское правительство, отнюдь не сводились только к обустройству в Аквитании готского народа. Чтобы верховенство Рима оставалось прочным, как то было в провинциях в старые времена, всю страну нужно было подвергнуть административной реформе. События последних десяти лет, опустошительные набеги варваров, подавление мятежей расстроили систему управления. Земли к северу от Луары и в широком географическом смысле – Арморика при власти тирана Константина были практически независимыми. Восстановление хотя бы видимости закона и порядка в этих провинциях стало делом префекта Эксуперантия. Большинство крупных городов на юге и востоке были сожжены, разграблены или сидели в осаде. Имперский город Трир, место пребывания префекта претория, был захвачен и разорен вандалами, а после того по крайней мере дважды предан огню и мечу франками. Префект Галлии перевел свою резиденцию с Мозеля на Рону, наследником чести Трира стал Арль.
Нам не известно, что предпринимал Констанций со своими советниками для того, чтобы поднять северную Галлию из руин, но общее направление их политики можно определить по мерам, принятым на юге, в диоцезе семи провинций. 17 апреля 418 г. Гонорий издал эдикт, предписывающий каждую осень созывать в Арле собрание представителей, дабы обсуждать вопросы, представляющие общественный интерес. Собрание должно было состоять из семи правителей семи провинций, из высшего класса декурионов и представителей землевладельцев. Собрание не обладало независимыми властными полномочиями, а призвано было обобщать предложения по искоренению злоупотреблений или внесению улучшений в систему управления, опираясь на которые префект претория мог действовать самостоятельно или представить их на рассмотрение центральной власти. Собрание могло также выступать от лица общественности при направлении прошений императору или при судебном преследовании коррумпированных чиновников.
Такое собрание не было новинкой. Старые провинциальные собрания времен ранней империи в третьем веке вышли из практики, но в четвертом мы видим их в Африке; там, а, возможно, и в Испании созывались и собрания диоцезов. Уже в царствование Гонория префект претория Петроний сделал попытку учредить собрание диоцеза в южной Галлии, должно быть, надеясь сберечь труды и время при разборе разных дел, которые в том же месяце должны были представить ему из разных провинций. Эдикт 418 г. был возвращением к этой идее, но с более широким размахом и далеко идущими целями. Настоятельно подчеркивалось, что задачей собраний должно стать не только обсуждение местных проблем, но и развитие общественных связи и торговли. Преимущества Арля, любимого города Константина Великого, которому он дал свое имя – Константина, и его бурная коммерческая жизнь описаны в таких словах: «Все знаменитые произведения богатого Востока, благоуханной Аравии и утонченной Ассирии, плодородной Африки, прекрасной Испании и храброй Галлии здесь изобилуют столь щедро, что представляется, будто чудеса всего света имеют на его земле первородство. Возведенный при соединении Роны с Тосканским морем, он соединяет все радости жизни со всеми выгодами торговли».
Констанций не мог не учитывать, что собрание, каждый год привлекающее в Арль значительное число самых богатых и наиболее знатных людей из Аквитании Второй и Новемпопуланы, даст возможность провинциалам, окруженным визиготскими соседями, сохранять чувство локтя с остальной империей и позволит противодействовать влиянию варварского двора Тулузы.
В Испании же перспективы возвращение к миру и устроенной жизни оказались более отдаленными, чем в Галлии. Вскоре после того, как визиготы покинули ее, разразилась война между Гундериком, королем вандалов, и Хермериком, королем свевов. Последние оказались заперты в Нервасийских горах, но на сцене внезапно явился Астерий, комит Испании. Под Бракарой римляне устроили вандалам настоящее избиение. Это вынудило вандалов и аланов, слившихся в одну нацию, снять блокаду, оставить Галицию и мигрировать в Бетику. По пути они встретились с военным магистром Кастином, явившимся из Италии, чтобы навести на полуострове порядок. С ним шла большая армия, включавшая визиготских федератов, но он потерпел сокрушительное поражение, частично из-за предательских действий своих готских союзников. Вандалы обосновались в Бетике, но вряд ли на новом месте в южной провинции они опять были признаны федератами, каковыми считались в Галисии (422 г.).


-----
Пожалуйста, заплатите налоги! Сomes sacrarum largitionum.

Всего записей: 294 : Дата рег-ции: Март 2008 : Отправлено: 12 Марта, 2016 - 14:49:17
| Версия для печати |
| Новая тема | Ответить | | Поиск в теме |

ВИЗАНТИЙСКАЯ ДЕРЖАВА » Общеисторический форум » Древняя история » Дж. Б. Бьюри. История поздней­ Римской империи от Аркадия до­ Ирины [Страниц (11): первая страница « 4 5 6 [7] 8 9 10 » последняя страница ]


Основано на ExBB 1.9
Для оформления форума переработана оболочка v1.5a2, изготовленная by Daemon.XP

[ Время исполнения скрипта: 0.0276 ]   [ Gzip выкл. ]